Как убивают рынок электронной подписи и интернет-услуг

Прогремел скандал - “ЭЦП лишила москвича квартиры на Тверской”. Все, что связано с жильем, для людей сверхценно, поэтому сюжет за сутки взлетел из районной группы в фэйсбуке в сюжеты федеральных каналов. То, что это преступление с отъемом квартиры через портал Росреестра оказалось единичным за все время работы системы, и то, что продать, сдать или заложить эту квартиру мошенники не могут в принципе, имея только документы на третье лицо, никого не волнует.
Несколько дней спустя появилось “журналистское расследование” издания http://47news.ru/articles/156549/, участники которого намеренно пошли на подлог, чтобы показать: по фальшивым документам можно получить электронную подпись на другого человека. Журналисты подделали паспорт, подделали подпись в заявлении на выпуск сертификата электронной подписи, подделали СНИЛС и получили подпись в крупном УЦ. Вообще-то все перечисленное - само по себе преступление, ведь “расследование” не было следственным экспериментом.
Что доказывает получение электронной подписи по подложным документам? А что доказывают многочисленные случаи, когда по фальшивой платежке в банке переводят деньги на чужой счет? Когда воруют данные пластиковых карт, подделывают классические “надежные” бумажные доверенности, получают кредиты на чужие паспорта, отнимают квартиры через заемные схемы? То что, если есть умысел совершить преступление, оно будет совершено, но ответственность лежит только на преступниках, а никак не на инструментарии. Вы можете потерять деньги на своей пластиковой карте, но не надо обвинять за это банк, виноваты мошенники. Да, нужно заниматься предотвращением преступлений и расследованием уже совершившихся случаев. Нет, нельзя обвинять, банки, электронные услуги и удостоверяющие центры за то, что их используют в своих целях аферисты.
Эти два кейса - часть большой кампании по разрушению системы электронного взаимодействия в России, который строился семнадцать лет. Кому это выгодно?
Вот здесь есть много вариантов. Во-первых, главной мантрой сюжетов стала фраза “ужесточить контроль за удостоверяющими центрами”. И - вот совпадение - новый законопроект, который как раз ужесточает контроль до степени уничтожения целого сегмента рынка - собирались принять сначала в декабре 2018 года (а всю спецоперацию с квартирой провели в октябре 2018 года), потом - в конце мая 2019. То есть, общий народный гнев, направленный на удостоверяющие центры и электронные госуслуги пришелся как раз вовремя, ровно перед слушаниями. Расследование, прямо обвиняющее во всех грехах конкретный удостоверяющий центр тоже сделано своевременно. Сейчас в стране действительно работают для граждан и бизнеса, а не выполняют чисто технические функции, около 20 удостоверяющих центров, что создает здоровую конкуренцию, как на уровне цен, так и по сервису. Если останется 2-3 гиганта, все преимущества конкуренции исчезнут. Зато крупные нерыночные игроки смогут расслабленно получать прибыль.
Во-вторых, юридически значимые электронные госуслуги раздражают многих. Например, бесполезных посредников - нотариусов, юристов, риэлторов, которые привыкли получать десятки тысяч рублей с каждой сделки. Это многомиллиардный рынок паразитов, которые почувствовали угрозу. Может ли этот бизнес провести небольшую информационную акцию с помощью двух сотрудников Первого канала и журналистов, подделывающих документы?
В-третьих, недавно было анонсировано голосование на выборах в Мосгордуму через интернет с помощью электронной подписи. Если опыт пройдет успешно, то он распространится дальше. И, конечно, это тоже нравится не всем, а для политического пиара вся эта спецоперация  - вполне рядовая работа.

Комментарии

Ваше имя:
Комментарий:
Security Image
Введите код с картинки (с учетом регистра).
Чтобы обновить изображение, кликните на нем.