Россия для граждан

Согласно последней Переписи 2002 года, численность собственно русских составляет около 80% от всего населения Российской Федерации. Множество русских патриотов и даже философов (например, Д.Е.Галковский) делают на основании этих "80%" совершенно поразительное открытие: оказывается, этакое явное преобладание русских (т.е. тех, кто определяет свою нацпринадлежность как "русский") в населении страны должно обеспечивать существенные привилегии «титульной нации»!
"Россия - для русских" - популярный призыв, в который обычно вкладывают именно такое значение.

Этот лозунг, на мой взгляд, не может не удивлять - прежде всего ввиду его крайней абсурдности.

Разберем для начала частный, "локальный" пример "национальных привилегий". Не секрет, что наш армейский организм, помимо печально известной "дедовщины", страдает также и от явления под названием "землячества". "Землячества" в армейских подразделениях представляют собой неформальные сообщества (клики), состоящие из солдат и сержантов срочной службы, объединяемых или одной национальностью (аварцы, лезгины, украинцы и т.д.), или происхождением из одной республики (например, дагестанцы), или общей территорией доармейского проживания ("воронежцы", "тамбовцы", "приморцы" и т.п.). "Землячества" по отношению как к "дедовщине" (то есть неформальной стратификации солдат по сроку службы), так и к официальному армейскому делению на "рядовых, ефрейторов, сержантов и старшин" могут быть как альтернативной, так и дополняющей иерархией внутри солдатского коллектива.

Члены устоявшихся "землячеств" отличаются от прочей "серой солдатской массы" как раз тем, что они обладают рядом существенных - с солдатской точки зрения - прав и привилегий: могут позже ложиться спать, позже вставать, обладают негласным "правом" "припахивать" других солдат - "не-земляков" - к выполнению своих, порученных им работ; члены "землячеств" могут не подчиняться приказам сержантов-"не-земляков" и т.д. Также "земляки" могут отбирать у других причитающиеся им продукты, деньги, курево, "имеют право" пить запрещенный в казарме алкоголь и обладают еще иными многочисленными "привилегиями".

В армии еще с советских времен особенно распространены подобного рода "землячества", объединяющие военнослужащих из числа народов и народностей Кавказа. Чаще всего кавказцы образуют свои землячества именно по национальному, а не территориальному признаку. Это явление в нашей армии настолько распространено, что уже воспринимается чуть ли не как естественное. "Кавказцы - они такие… Гордые. Всегда объединяются. Кавказца мыть пол не заставишь!", - такого рода высказывания можно услышать от "армейских" повсеместно.
Но вот какой интересный феномен: различные исследования неформальных внутриармейских иерархий то и дело, в самых разных частых РА выявляют "аварские", "осетинские" и прочие национальные "привилегированные" землячества - но крайне редко, почти никогда не удается обнаружить землячеств русских - то есть образованных по признаку русской национальности своих неформальных членов.
Этот феномен часто удивляет и самих отслуживших солдат, натерпевшихся в свое время от "кавказских землячеств", но так и не сумевших найти поддержки со стороны товарищей той же, "титульной" национальности. Мне нередко приходилось слышать в связи с этим унылые выводы типа "Ну, что ж делать? Видать, мы, русские, к объединению неспособны", или даже - "А у нас, у русских, принцип "каждый сам за себя".
Думается, однако, что такого рода умозаключения насчет некой якобы изначальной, чуть ли не генетической "ущербности" русской нации в смысле способности к солидарности - поспешны и абсолютно некорректны. Объяснение тут более простое, не столько биологического, сколько "социально-экономического" характера.

Русские солдаты не объединяются в неформальные "русские землячества" внутри казарм прежде всего потому, что не могут этого себе позволить: как уже отмечалось в преамбуле, русских в стране - около 80%; в казармах соотношение примерно такое же. Как же могут 80% солдатского коллектива "иметь привилегии"? Если 80% солдат "из принципа" не будут убирать в огромном казарменном помещении - оно неминуемо зарастет грязью; если 80% солдат будет позволять себе ходить в расстегнутых гимнастерках, с болтающимся ремнем и в тапочках вместо сапог - часть будет смотреться как расположение "Дикой Дивизии"; если же 80% солдат не выйдет утром на построение, потому что изволит сладко спать "после вчерашнего" - это будет выглядеть как попытка бунта!

Секрет "привилегированности" тех или иных кавказских сообществ в армии - прежде всего в их общей малочисленности; их потенциальный вклад можно "изъять" из совокупных усилий всего армейского организма - и он, пусть и с бОльшим напряжением, продолжит работать. "Русских" же "изъять" никак нельзя - армейская жизнь тогда просто встанет.

Такой общий вывод применим и ко всему обществу в целом: достаточно ясно, что подавляющее большинство населения не может быть в привилегированном положении просто "по определению" - как не могут все без исключения быть владельцами заводов. Грубо говоря, работать некому будет! Ведь количество ресурсов в обществе ограничено; если 8 из десяти "имеют привилегии", то оставшаяся пара этих восьмерых в любом случае не прокормит. Наоборот: уровень жизни "восьми привилегированных" в этом гипотетическом случае, несмотря на "привилегии", будет неудержимо катиться вниз. Ведь работает-то система, получается, всего на 20% мощности!

"Концепция Галковского" имела бы смысл, если бы русских в России был 51%; а еще лучше - 35-40%. Тогда требования "привилегий" и "повышенного уважения" к "государствообразующей нации" были бы жутко неполиткорректны, но хотя бы оправданы чисто "военно-экономически": 60% "черной кости" работают, а 40% "белых русских" держат в повиновении и "отбирают излишки" у всех остальных. То есть была бы простая такая, понятная фашистская модель.

(Отсюда, кстати, ясно, что фашизм обречен на экспансию и попытки захватнических войн. В относительно моноэтнической стране просто невозможно объяснить, почему один "национально-превосходный" немец "менее равен", чем другой: моноэтничность надо "размыть" путем захватов соседних стран...)

Однако, насколько можно судить, сторонники "России для русских" откровенной внешнеполитической агрессивности пока не проявляют. Они - думается, что по недомыслию - искренне убеждены, что "восстановить права русского народа" можно "в одной, отдельно взятой стране" - России. Как же - нас ведь 80% (а по другим, более оптимистичным подсчетам, и все 87%)! Всего и делов-то - "дать нам необходимые, вытекающие из величия нашего народа права и привилегии".

Однако давайте прикинем, во что попытка реализации такого сценария неизбежно выльется на практике.
Простейший пример. Вот элементарная привилегия - "русские должны иметь преимущество при приеме на работу". Смотрим: русских - 80 (87)%, значит, округляя, из 10 претендентов на одну вакансию 8 или 9 - русские, один (максимум двое) - нет. "Нерусских" прогоняем, оставшиеся 8-9 человек на 1 место, стало быть, "имеют привилегию"… которая в этой ситуации выглядит как не более чем насмешка.
В худшем же случае этим 8-9 претендентам придется выяснить - а кто ж из них БОЛЕЕ РУССКИЙ?! Поскольку привилегия "на всех одна", начнется нескончаемый "анализ крови", действительно чреватый в итоге кровью...

Другими словами, начни мы только чуть-чуть продвигать проект "по приданию достойного статуса русскому народу" - как тут же процент "русских" в Российской Державе начнет стремительно сокращаться.

И это будет объективный процесс - "ведь пряников сладких всегда не хватает на всех". Пойдут "законы о расовой чистоте", и об исходном тезисе (83, 87, "подавляющее преобладание") никто уж и не вспомнит. Примеси среди предков у каждого отыскать можно: среди "просто русских" выявится некое ядро "истинно русских" - не по крови, естественно, а по сложным конвенциям и по мере подконтрольных ресурсов. Возможно, "настоящих русских" останется процентов 5 от населения - зато уж остальные, ныне наивно мечтающие о "привилегиях", сполна вкусят всех прелестей дискриминации как "не вполне доброкачественные русские".

То есть "победа русского народа" будет жестока до анекдотичности - прежде всего для него же. Фактически - борцы за "права русских в России" борются за признание себя и своих близких "национально (расово) неполноценными". Своего рода "борьба за дискриминацию".

Каков же вывод? Вывод прост: страна с высоким преобладанием одного этноса просто обречена быть вне- и даже анти-национальной.

Как в казармах: не надо бороться за создание "русских землячеств" - это объективно путь, ведущий к хаосу. Надо строго и неукоснительно добиваться того, чтобы членство в ЛЮБОМ из "землячеств" не давало и не могло дать НИКАКИХ привилегий и прав НИКОМУ из "земель". Ни аварцам, ни балкарцам, ни москвичам, ни русским.

Комментарии

Ваше имя:
Комментарий:
Security Image
Введите код с картинки (с учетом регистра).
Чтобы обновить изображение, кликните на нем.