История хирурга-террориста Никитенкова

Начиная со второй половины 1970-х в СССР стал шириться террор против власти. Сначала взрывы в метро, устроенные армянскими националистами, потом захват американского посольства в Москве. Наконец, террорист-одиночка, детский хирург Никитенков, решивший взрывами бомб бороться за демократию в стране.

Василий Никитенков, детский хирург из подмосковного города Клин, ещё в 1977 году записал в своём дневнике, что власть ведёт страну неверным курсом. Такой вывод он сделал, как позднее выяснилось, перечитав в местной библиотеке произведения многих революционных классиков (Плеханова, Бакунина, и т.д.). Однако, больше всего по душе ему пришлась практика террористов – левых эсеров. Более того, в неправильном пути страны хирург считал виновными простых советских людей. Опять же в своём дневнике Никитенков писал: «Если бы все, как один, объединились в борьбе за истинные идеалы, то и жизнь была бы другой».

Стоит отметить, что в начале 1970-х Никитенков помещался на принудительное лечение в психиатрическую больницу. Арестован 16 марта 1971 г. за посещение американского посольства с целью получить информацию об эмиграции в США, помещен в Центральную московскую областную клиническую психиатрическую больницу на ул. 8 Марта. В мае, после передачи им из ПБ открытого письма с просьбой о защите, предъявлено обвинение по ст. 70 УК РСФСР. В Институте им. Сербского признан невменяемым, определением Мособлсуда направлен на принудлечение в СПБ. С марта 1972 г. находился в Казанской СПБ, в начале 1975 г. переведен в ПБ общего типа в г. Талдоме Московской обл., откуда выписан в мае 1975 г.

В книге Фёдора Раззакова «Бандиты семидесятых» упоминается, что после изучения трудов революционных классиков, хирург на два года засел за изучение взрывного дела. Первую свою бомбу Никитенков смастерил в мае 1979 года, а опробовать её решил 8 июня. Причём для первого взрыва он выбрал самое людное место Клина – возле кинотеатра «Мир».

Вечером, когда в кинотеатре шёл фильм, Никитенков подъехал к месту планируемого взрыва. В руках у него был почтовый фанерный ящик. Внутри него лежала бомба. В действие она приводилась с помощью «растяжки» – проволоки, которую революционный демократ протянул от ящика к ближайшей колонне.

Но массового подрыва не случилось. До конца сеанса оставались считанные минуты, когда на улицу вышли покурить двое работников кинотеатра. Взрывом обоим оторвало ноги. В тот же день делом о взрыве занялся местный КГБ.

Вторым местом теракта Никитенков выбрал 24-й км Ленинградского шоссе. 26 июля 1979 года он там оставил банку из-под растворимого кофе, в которую заложил взрывчатку. Расчёт террориста был простым: кофе в те годы был дефицитом, поэтому на банку наверняка кто-то бы обратил внимание. Так и вышло. Некий рабочий подобрал банку и спрятал её в сумку. Приехав на место работы – на строительную площадку кулинарного училища в городе Химки – рабочий извлёк банку и попытался её открыть. Грянул взрыв. Рабочему оторвало кисти рук, а также был выбит глаз. По типу взрывчатки эксперты установили, что её смастерил тот же умелец, который взорвал бомбу у кинотеатра «Мир».

Поиски террориста увенчались успехом лишь спустя 2 месяца после второго взрыва. Причём сам террорист совершил роковую ошибку. 29 сентября 1979 года в деревне Малое Щапово Клинского района, в собственном гараже подорвался экспедитор Клинского хлебзавода Лазарев – ему также оторвало кисти рук. Бомба также была заложена в банку из-под кофе. Следователи КГБ выяснили, что эту банку Лазареву передала некая Щевелева якобы на хранение. При этом сказала, что её об этом попросил знакомый – детский хирург Василий Никитенков. 30 сентября к нему пришли чекисты. Дома у террориста они обнаружили 10 банок из-под кофе со взрывчаткой – их он собирался заложить в ближайшее время.

И на этот раз Никитенков отделался помещение в психиатрическую больницу на принудительное лечение. Стоит отметить, что на сайте правозашитника Подрабинека хирург Василий Никитенков до сих пор считается «узником совести». В самиздатовском выпуске 1979 года в главе «Каратели» Подрабинек приводит слова психиатра о судьбе Никитенкове: «Ведь нормальный человек разве на такое пойдет? Ведь он же знал, что его ждет. И потом, все же в спецпсихбольнице ему будет лучше, чем в лагере».

В конце 80-х «диссидент» был выпущен из спецпсихбольницы. Что было дальше с Никитенковым, неизвестно.

Источник


Комментарии

Ваше имя:
Комментарий:
Security Image
Введите код с картинки (с учетом регистра).
Чтобы обновить изображение, кликните на нем.