Город против деревни

Отовсюду мы слышим стоны: мсосквичам и питерцам, вполне обычным, далёким от политики, начинают надоедать кавказцы и среднеазиаты. Особые возмущения вызвал убой баранов в Питере близ Апраксиного двора. Однако диалог двух культур не получается, потому что сами культуры классифицируются неправильно!

Это столкновение двух культур, но не русской и чеченской, русской и кавказской, русской и среднеазиатской, православной и исламской. А городской и деревенской.

Давайте представим. Завтра мигрантов с юга выслали из Москвы. Всех! Вместо них привезли наших. Но не из Перми и Красноярска, а из деревень Вислоуево, Ёлочки-Сосёночки, Дрищево, поселка Красный Лапоть и так далее.

Ладно, без шуток. Из обычных нормальных русских деревень. Русские деревенские жители как они есть. Не из «загибающейся деревни», а обычной русской. Сферической в вакууме.

Окунаемся в картину. Манежная Площадь русской столицы:

Возле глобуса у торгового центра — поют частушки и играют на балалайках. Бабы в русских платьях. Мужики в косоворотках. Настоящие деревенские - как они были. Они не уличные актёры, они не выступают, это не представление для публики, они так чувствуют. Так и больше никак.

В центр круга выходит Михалыч. Лихо швыряет на асфальт ушанку. Топчет. Гуляй, рванина!

Он поёт:

"Ах ты, сукин сын, комаринский мужик,
Заголя жопу по улице бежит,
Он бежит, бежит, попёрдывает,
Его судорога подёргивает
".

Вечный огонь. Аллея городов-героев. Трое пьют самогон.

Из фонтанов с конями Алёнушка черпает воду и идёт с коромыслом по Александровскому саду.

Вы в ужасе заходите в торговый центр «Охотный ряд» в Томми Хилфигер купить пиджак. Но его уже меряют. Колхозный Вася стоит в пиджаке Томми Хилфигер у зеркала, как бабуин во фраке. Петровна торгуется с продавцами-консультантами. Ей не уступают ни копейки. За неё впрягается вся деревня. Михалыч бьёт кулаком по прилавку, грозится прийти с двухстволкой. «У сына свадьба, б***! Раз в жизни! В люди надо выйти! Уступи тыщонку! Ух, жыды проклятыя!».
Бедная девочка на кассе действительно не знает, что ответить.

Молодой комбайнёр Петька ищет себе жену в центре города. Подходит к девочке в босоножках и мини-юбке. Берёт в охапку. «Эх, Манька, не могу, так и манишь ты меня, так и манишь! Айда на сеновал!»

Манька в ужасе. Даёт пощёчину. Петька в недоумении. «Манька -то голая практически. На сеновал, стало быть, хочет. А тут вот он я! Мужик! Я и по хозяйству, и дров там, и дом построю. А ведь и красавец ещё! И выпиваю редко. Ну не дура?»

И вот, представим себе, таких персонажей в Москве — из одного только села Мудищева целый миллион. У них — землячество и свои деревенские в правительстве. Молодежь отдыхает привычным деревенским способом - "становись, мусора, босота гуляет". Ну и как логическое завершение: погонять городских. "Ишь, разжились тут, культура у них, ёп твою мать, интелихенция. Айда пацаны, покажем гадам".

Сильно накосячат — старшие из деревенских в правительстве пожурят, подзатыльников надают, не более. Описанное точь-в-точь повторяет картину миграции с Кавказа в Москву. Миллион селян не будут пытаться стать горожанами, они будут воспроизводить село в городе.

Меня удивляет, когда кто-то советует москвичам поучиться подобным вещам. Это заведомо бессмысленно. Это массовое деклассирование. Горожанин так не живёт. Городская культура — другая. Это цивилизация в современном понимании этого слова. Цивилизованный человек использует физическую силу и пистолет как последний аргумент, а чей-то авторитет — как предпоследний. Колхозник рассуждает ровно наоборот. «Город — единство непохожих», но непохожих друг на друга горожан. Аристотель не имел в виду единство деревенщины с Афинской профессурой под крылом самих Афин.

В Казани половина населения — татары. Ислам. Курбан-байрам. Но это город. Со всеми элементами европейской городской культуры. Человек из Казани, приехавший в Москву, никого не напрягает. Татары в Москве не учиняют регулярный беспредел, чтобы показать себя. У них не возникает щенячьего восторга при виде другого татарина: «Ээээ! Земляяяк! Татарстан сила!». Они приехали из одного города в другой. Москвич спокойно ходит по Казани. Несмотря на религию, татары действительно куда ближе русским, чем чеченцам.

Армянские хирурги и профессора воспитаны Университетом и Городом, поэтому они здесь нормально существуют. Город действительно природно космополитичен. Его антоним — Деревня. Только с Деревней Город несовместим органически. В малых дозах он Деревню сглатывает, поморщившись. В больших — выплёвывает. Любую другую странность он переваривает так или иначе.

Национальность, раса, религия — это всё имеет значение как важный, но довесок. Главное — менталитет. Город против деревни. Это точь-в-точь фильм «Любовь и голуби». Городская женщина влюбляется в простонародного, обаятельного и для неё немного экзотичного обалдуя Васю из деревни. Но через пару недель экзотика заканчивается. И начинается «Не жрать, а есть!». «Не чо, а что!». И как отчаянная попытка безуспешного диалога культур — «Хош материться буду: „Ёшкин кот!!!“».

С той разницей — да — что происходит наоборот и без комедий. То есть, это Вася, согласно патриархальным традициям, орёт «Не есть, а жрать!», «Не что, а шо!». И никакого диалога. Молчать и не рыпаться, наивная тупая городская дура. Деревенский Вася выдаёт патриархальную деревенскую сущность. Исконную, якобы.

А первопричина — социальная. То есть, Дагестан, Узбекистан и так далее — это деревни. Это не плохо и не хорошо, это так. Сонково тоже — деревня в Тверской области. Если предоставить ей признаки государственности, она останется деревней с признаками государственности и повышенным от этого самомнением. Но Сонково не будет городом.

Москвичей бесят приезжие с юга, потому что это деревенщина, хлынувшая в город и начавшая жить в нём по-деревенски, к тому же будучи другой национальности, исповедуя другую религию, имея исторические претензии и весьма агрессивную по своей природе. Лимита с дополнительными неудобствами. Весьма серьезными, да. Но есть главное — «приезжие не чтут нашу культуру». Какую, русскую? Да не столько русскую. Городскую! Что, приехал немец в Москву и ходит чтёт русскую культуру? Да нет, он даже не задумывается об этом. Ему и так в целом комфортно. Японец? То же самое. Он горожанин. Раса не важна.

Этнические ОПГ, кланы в политике — ни при чём. Тут у людей просто есть козырь — национальное единение деревни, они его и используют. Глупо не использовать козыри. Тем более других козырей у деревни нет.

Источник


Комментарии

Ваше имя:
Комментарий:
Security Image
Введите код с картинки (с учетом регистра).
Чтобы обновить изображение, кликните на нем.