Крылатые игрушки

Еще не расшифрованы «черные ящики» с разбившегося под Минском VIP-самолета «Хокер», с генеральным директором авиакомпании «С-эйр» Маратом Ромашкиным на борту, а стыдливая формулировка - «ошибка пилота» уже признана за главную версию катастрофы. В действительности, два раза не вписаться в глиссаду («створ» посадочной полосы), и наконец, зацепить брюхом деревья можно только из-за неумения. Командира «Хокера», Александра Самойлова имел налет 12 тысяч часов. А вот у блистательных персон, которые летели в Минск, в казино, развлечься вечерком, такого опыта не было. Поэтому, на мой взгляд, самый актуальный вопрос, на который должна ответить комиссия: кто управлял машиной в момент падения?

Вопрос не праздный. В частном авиасекторе вопрос дисциплины стоит гораздо более остро, чем в ВВС и гражданской авиации. Выполняя рейсы из разряда VIP, экипаж старается показать максимум мастерства. Пилоты выполняют самые дерзкие и абсурдные пожелания клиентов. Вплоть до того, что уступают бонзам штурвал «порулить». Чересчур часто это заканчивается трагически.

Например, это лето в Саратове было отмечено авиатрагедией — разбился частный спортивный самолет. Погибли хозяин ЯК-52 - председатель Саратовского отделения Федерации любителей авиации России Валерий Бруев, и генеральный директор ОАО «356 Авиационный ремонтный завод» Валерий Русских. Надо отметить, Бруев как и Самойлов, был летчик-профессионал. Однако, местные жители, свидетели падения машины, сообщили, что пилот ЯК-52 пытался экспериментировать с фигурами высшего пилотажа. Машина изобразила эффектный кульбит, но закрутилась в воздухе и упала. Проблема была не в отказе техники, а в неоправданном риске маневра, на который Бруев самостоятельно вряд ли бы пошел. Но на ЯК-52, заметим, оба члена экипажа могут управлять машиной. Сразу после катастрофы представители правоохранительных органов заявили, что на вылет не была подана официальная заявка.

Опуская череду авиакатастроф с вертолетами губернаторов-браконьеров (надоело), можно вспомнить такой вопиющий случай воздушного VIP-хулиганства: пару лет назад, каприз пассажира стоил жизни пилоту вертолета Балтийских авиалиний Андрею Кутузову. Его А-355 рухнул в воду в 50 метрах от берега возле населенного пункта Озерки на побережье Финского залива. Вертолет ходил кругами над лесным массивом, а затем буквально спикировал в воду. Машина лопастью коснулась волн, закрутилась вокруг своей оси и рухнула в залив. Причины катастрофы: пьяные, развеселые толстосумы решили покуражиться и заставили пилота выполнять опасные фигуры пилотажа – «брить воду».

В Тверской области легендой стала молодецкая удаль пилотов вертолета «Ми-2», который базировался в лагере отдыха у города Кимры. Богатые весельчаки, приезжающие из столицы, за несколько лет освоили на этой машине все фигуры высшего, хулиганского, и пьяного пилотажа. То из летящего вертолета выпрыгивали люди, то «Ми-2» на бреющем полете разгонял стада буренок, то пилоты зависали над домами сельских жителей. Рев мотора доводил старушек до зубовного скрежета. Временами состоятельные асы отваживались пролететь прямо под проводами высоковольтных ЛЭП, полагая, видимо, что им не только Чкалов, но и сам бес не брат.

В последний полет «Ми-2» воздушные туристы решили основательно попугать… баржу, идущая по Волге. Пилоты начали маневрировать, собираясь как бы приземлиться на корабль. Капитан в панике орал в «матюкальник», матросы кутались в спасжилеты. Затем вертолет взмыл вверх и развернулся. Удальцы хотели имитировать налет японцев на Перл-Харбор: они направились на таран баржи. Увы, шутка не удалась. Машина, потеряв управление, рухнула в воду и затонула. Погибла девушка-пассажирка.

Кроме прямого раздолбайства, которое прочно воцарилось в частном секторе авиации, по мнению специалистов, само техническое состояние большинства находящихся в личном пользовании самолетов и вертолетов в ближайшие годы может привести к росту числа катастроф. Современных вертолетов «Белл» и «Робинсон», на деле, в России не так и много. По данным ГСГА, около 95% частных бортов - это ранее списанные и проданные по остаточной стоимости машины. Многие уже исчерпали эксплуатационный ресурс, но продолжают летать.

Потом, из-за того, что малая авиация у нас практически не контролируется, а имеющийся в стране парк частных авиамашин обширен и безнадзорен, многие авиационные происшествия не попадают в официальную статистику, а спасатели зачастую не в силах помочь пострадавшим пилотам и пассажирам. Сегодня сложно обнаружить даже государственный пропавший вертолет, не то что частный. Практически все российские машины оборудованы аварийными радиостанциями Р-851 или Р-821. Это значит, что сигнал о помощи спасатели получат лишь в том случае, если пилоты будут в сознании после катастрофы. Радиостанция приводится в действие вручную.

Кстати

Сейчас для полетов на личном вертолете или самолете необходимо получить на него сертификат, обзавестись летным удостоверением, зарегистрировать посадочную площадку в Международном авиационном комитете, прикрепиться к какому-нибудь авиаклубу, а также приписаться либо к общей авиации, либо к Российской оборонной спортивно-технической организации (РОСТО).

Формально, прежде чем подняться в воздух даже те, кто арендует машину с пилотом, должны за сутки до вылета подавать заявку с детальным описанием маршрута. Заявку рассматривают в Центральном управлении государственного авиационного надзора (ЦУГАН), в ПВО и в Зональном центре, где по каждому маршруту решают, не собираются ли авиалюбители пролететь над одной из многочисленных запретных зон.

Впрочем, частники чихали на барьеры: был случай, в марте 2006 года – частный вертолет Белл-407 пролетел три с половиной тысячи километров и приземлился на аэродроме Емельяново близ Красноярска, чуть-чуть не дотянув до централизованного хранилища российского оружейного плутония. На всем протяжении перелета из Москвы в Красноярский край, он не был обнаружен никем, включая российскую ПВО.

Комментарии

Ваше имя:
Комментарий:
Security Image
Введите код с картинки (с учетом регистра).
Чтобы обновить изображение, кликните на нем.