Старикам здесь не место

В доме престарелых в Ямме (Псковская область) стариков фактически убивают. На нашем попечении находится около 30 домов престарелых и больниц в Нижегородской, Новгородской, Брянской, Псковской, Тульской, Тверской областях. Но нигде нет такой ужасающей смертности, как в доме престарелых в Ямме.

И мы уверены, что виной тому отсутствие какой-либо врачебной помощи и наплевательское отношение к старикам персонала дома, а главное - равнодушие его директора.

Ирина Алексеевна Валдаева

В 2008 году она выглядела вполне нормально. Но потом сознание у неё постепенно угасло, и её отселили в отдельную комнатку. Комнатка была небольшой, зато окно в ней было огромным. И щели в нём тоже были огромными. А летом, когда мы устроили рядом с Яммом волонтерский лагерь и делали в Доме престарелых ремонт, мы узнали, что памперсы лежачим бабушкам меняют крайне редко.

Мы решили по мере сил помочь санитаркам, которых не было, и в процессе пришлось перевернуть и рассмотреть в том числе Валдаеву. В нос ударил запах аммиака в какой-то немыслимой концентрации. Матрас у бабушки был в клеенчатом чехле и поэтому влагу не впитывал, памперсов у бабушки не было. Вот бабушка и лежала на матрасе, в ямочке, которую она вылежала, и ходила под себя.

Директор отказался заходить в эту комнату и помогать нам поддерживать бабушку, пока мы обрабатывали пролежни и надевали на неё памперс (они там почему-то покупают бабушкам за деньги самих бабушек самые маленькие памперсы, которые едва только можно натянуть). Мы привозим туда памперсы, ходунки, инвалидные коляски, постельное белье, но все это оказывается «запертым в подсобке, а ключ у сестры-хозяйки», которой вечно нет на месте.

Так вот: директор не только отказался нам помогать, но и смотреть не захотел.

«А чего вы хотели? - говорит. - Бабушке годков много. Вот у неё и пролежни». Кто-то еще из персонала нам радостно сообщил: «Да это не пролежни, это просто трупные язвы, она же старая и скоро помрёт!».

Отмучилась бабушка относительно недавно. Мы в последний раз видели ее 30 сентября. Не стали её фотографировать: у неё один глаз совсем вытек, другой запал страшно. Умирала она уже без глаз. Вот тут вообще без всяких оговорок можно сказать, что там бабушке будет однозначно лучше.

Мы обращались в соцзащиту города Пскова, просили о переводе бабушек в другие учреждения. Кроме кладбища, не перевели никого и никуда. Неожиданная проверка, о которой директор узнал за день до ее приезда, обнаружила бабушек (естественно) перебинтованными с головы до ног и обещала вынести директору строгий выговор. Но все осталось по-прежнему. Медсестрам тоже обещан выговор, но, по словам директора, «раз они не явились в назначенное время, выговор пришлось отменить».

Есть в Ямме такая замечательная бабушка Татьяна Степановна Махова, которая попала туда в августе. Весёлая, улыбчивая, совершенно адекватная. Была.

Она одна из всех пожаловалась проверяющим на отношение персонала, на отсутствие ухода, отказ в лекарствах и на неважное питание. Это было в августе. Проверка обещала срочно перевести ее и удовлетворить ее жалобы.

Когда мы увидели бабушку Таню 21 октября, не поверили своим глазам.

В полтора раза худее, почти без волос, почти ничего не ест (в августе отличалась отменным аппетитом), не может толком жевать (у нее валится изо рта еда), почти не разговаривает. И, как только отойдёшь от неё на полшага - засыпает. А ещё на любой вопрос повторяет, что «мне тут так нравится, тут так хорошо, у нас такой замечательный директор!».

Это её в больницу районную свозили. Подлечиться.

Валерий Тихонович Подоляко.

Когда он исхудал до костей и перестал вставать, медсестры согласились отправить его на обследование. На расспросы отвечали, что похудел на 30 килограмм, т.к. голова болит. Теперь он в туберкулезном диспансере, но в доме престарелых об этом ничего не знали. Мы сами нашли дедушку, обзвонив несколько псковских больниц. Персонал дома уверен, что дедушка в профилактории районной больницы.

А вот здесь можно посмотреть на тех, кто не дожил до нынешнего момента, когда мы набрались смелости рассказать о Ямме в открытом доступе.

Что делать? Как спасать стариков? Менять директора и медперсонал. Срочно.

Если отложить это дело, то до Нового года в Ямме мало кто доживет. Мы бы просили закрыть этот дом вообще, разместив бабушек и дедушек по соседним учреждениям, где (как мы видели и знаем) условия и уход гораздо лучше (при одинаковом финансировании).

Но это долго! До этого многие просто не доживут!

Для перевода в другой ДП нужно:
а) чтобы там было место;
б) чтобы старик написал заявление (а как он его напишет, если активная жизненная позиция в Ямме так успешно подавляется);
в) необходимо ходатайство самого директора Ямма.

Последнее - дело безнадежное.


Комментарии

Ваше имя:
Комментарий:
Security Image
Введите код с картинки (с учетом регистра).
Чтобы обновить изображение, кликните на нем.