Плановые расстрелы

Левые активисты, обсуждающие тему массовых расстрелов при Сталине совершенно не понимают предмета, который они обсуждают. Они не понимают, что такое сталинский расстрел.

Начнем с того, что есть расстрел и расстрел. И между ними существует гигантская разница.

Первый расстрел - это расстрел по приговору суда или тройки, единичный расстрел, который приводился в исполнение специальным подразделением внутри НКВД. Эти расстрелы выполнял ограниченный круг сотрудников органов.

Второй расстрел - это массовый расстрел по бланку. Начальнику группы НКВД выдавалась пачка бланков с подписями "Особой тройки" и печатями, но без фамилий приговоренных к расстрелу. Начальник группы, в соответствии со спущенным в управление планом, организовывал захват людей для осуществления массового расстрела. Обычно выбирались места скопления людей, как-то: железнодорожные вокзалы, площади, реже проходные предприятий. Захват жертв выполнялся под видом ареста давно разыскиваемых преступников-уголовников. Часто, если окружающие начинали обращать внимание на "арест", специальный человек из группы НКВД обращался к толпе: "товарищи, у вас на глазах нами задержан известный вор-рецидивист по кличке такой-то". Людей для таких расстрелов выбирали случайно из толпы. Как учил теоретик массовых бессудных казней В.И.Ленин: "неизбежность пробивает себе дорогу через случайность".

Затем, захваченных нужно было помариновать, ослабить их волю, нужна была пара бессонных ночей, голодание. Их везли в приемный пункт куда-нибудь в подвалы и полуподвалы на Каляева. Там не было ни кроватей, ни скамеек. Я был в полуподвале на улице Каляева на "экскурсии" и мне показали каменные подоконники, в которых были сидящими на них протерты углубления примерно на сантиметр.

Никаких следственных действий не проводилось, потому что люди были захвачены случайно, не устанавливали личности, записывали Ф.И.О, которые человек сам называл. Помучив в подвале две-трое-пятеро суток, захваченных везли на специальный полигон НКВД. Одним из таких полигонов в Ленинграде была Левашовская пустошь в 10 километрах от северной окраины города. В Москве популярным был Бутовский полигон на юге города. На полигоне экскаваторами выкапывались длинные 300-500 метров рвы, до 5-8 метров глубиной. Расстреливаемых подводили к краю рва и стреляли в затылок из пистолета Вальтер, дальше он падал сам. Фамилия каждого вписывались в заранее заготовленный листок с подписями. Группе, осуществлявшей расстрелы, выставлялась фляга водки литров на 10. Рядом - ящик с новыми вальтерами и ящик с патронами к ним. Примерная плановая мощность Ленинградского НКВД составляла 500 человек в день. По заниженной оценке КГБ, на Левашовском полигоне было расстреляно около 50 тысяч, что соответствует примерно 100 рабочим дням. На Бутовском полигоне - около 100 тысяч человек.

Немаловажное отличие массовых расстрелов было также в том, что их выполняло не специальное подразделение НКВД, а все - все 100% личного состава НКВД данного города. Устанавливалась очередность, график: сегодня одно подразделение, завтра следующее и так далее. Поэтому все, абсолютно все, кто служил в НКВД в 1937-1941 годах занимались массовыми убийствами. Это просто должен знать каждый житель России. Можно не знать гимн РФ, но это знать необходимо.

Левые активисты сомневаются: а нужны ли были такие массовые расстрелы? Не перегибал ли тут Сталин палку. А вдруг перегибал?



Сталин может и хотел бы не дискредитировать свой передовой и самый человечный социальный эксперимент этими массовыми расстрелами, но у него не было другого выхода. Дело в том, что чекисты, сотрудники НКВД в 1937 году занимались массовыми ночными арестами. Разъезжали на воронках и по ночам вытаскивали людей из постели, везли в НКВД. Большинство нквдэшников догадывались, что арестовывают невиновных, хотя их уже на ночных арестах стали подпаивать водкой: обычно вся машина кроме водителя выпивала с начала смены по 150 грамм. Тогда Сталин решил их всех повязать настоящей кровью, как это делают профессиональные бандиты, повязывая кровью свое ближнее окружение.

Кроме того, массовые расстрелы были организованы  как плановое социалистическое производство, так чтобы управления НКВД на местах могли брать встречные планы и внедрять стахановские методы. НКВДэшники собирались на партсобрания и принимали резолюции к вышестоящим органам: требуем повышения плана. И им его повышали.


Комментарии

Ваше имя:
Комментарий:
Security Image
Введите код с картинки (с учетом регистра).
Чтобы обновить изображение, кликните на нем.