Башню на Охте строит Грядущий хам

Юрий Мамин
Гигантский небоскреб, сравнимый с американскими, который Газпром собирается возвести на Охте, сразу уничтожит Петербург как город неповторимого архитектурного стиля. Надо либо очень не любить Петербург и сознательно стремиться сильно навредить ему, либо ничего не понимать в гармонии и красоте, созданных великими предками, и ставить личное сиюминутное обогащение выше интересов нынешнего и будущего поколения петербуржцев. Это хамство по отношению к ним. Так могут поступать лишь временщики, у которых не хватает воображения, чтобы представить, как потомки будут проклинать их варварство и плевать на их могилы.

Незадолго до Октябрьской революции, когда ощущалось, что нас может ожидать в недалеком будущем, Мережковский написал статью «Грядущий хам». А потом Кустодиев написал картину «Большевик», на которой изображен этот хам — гигантский бородатый мужик с красным знаменем, который шествует над городом, перешагивая через здания и реки. Это провидческие образы… Сегодня, с высоты наших дней, уже XXI века, мы можем вспомнить и отметить, сколько же прекрасных храмов и исторических зданий было порушено в советской России вообще и в Ленинграде-Петербурге в частности. Малограмотными правителями, лишенными представления о традициях, о культуре. Их абсолютно не трогала красота северной столицы. Она была им безразлична.

Ведь Питер — самый красивый город страны — был создан лучшими зодчими Европы. Многие архитекторы сгорели здесь от скоротечной чахотки. Но успели оставить прекрасный след своими сооружениями. Заметьте, что все русские цари только приумножали красоту города, приглашая все новых талантливых градостроителей, оставивших свой след в истории архитектуры. И только Октябрьская революция прервала этот процесс.  В 1924 году Зиновьев требовал снять с Александрийского столба ангела и поставить вместо него гигантскую фигуру Ленина. Чудом удалось не допустить этого варварства. Иначе нам сегодня было бы стыдно выходить на Дворцовую площадь.

Если смотреть на наш город с высоты 5-этажного дома, он напоминает равнинное плато из чередующихся крыш, над которыми возвышаются сверкающие купола церквей. В этом его особенность. В Москве такой панорамы вы не увидите… Некоторые считают Петербург самым красивым городом мира. Но эту точку зрения никогда не разделяли советские градоначальники. Партийные бонзы, аппаратчики — Толстиковы-Смирновы-Романовы, — которые устраивали свадьбы своих детей во дворцах, били царские сервизы, продавали за рубеж шедевры искусства, устраивали в храмах склады, наносили городу вред, сравнимый с фашистскими бомбежками. Есть такое понятие: временщик. Это высокопоставленный чиновник, который в течение определенного срока осуществляет руководство промышленным или культурным объектом, городом, страной… Он живет по принципу: после нас хоть потоп. Но мы-то не можем так жить! Мы не хотим допустить, чтобы наши потомки, будущие петербуржцы, жили не в этом уникальном городе, а в беспорядочном нагромождении строительных конструкций... Так уже случилось с Москвой и многими городами, потерявшими свое лицо. Там вовсю похозяйничал Грядущий хам. Но у нашего города, кроме лица, подаренного нам предками, ничего более ценного нет!!! Это, если хотите, единственное, что отличает Петербург, выделяя его из городов мира. И тот уродливый стандарт, который укоренился в столице и других городах России, здесь недопустим!

Надо их остановить. Необходимо. Я не знаю, как можно будет жить в городе, где надо всем возвышается это 400-метровое уродство, и над Смольным собором, и над Исаакием... Архитектурное величие города будет уничтожено, как только поставят здесь этого монстра. Ратовать за него может только чужак, пришелец, человек без культуры, без традиций, без исторической памяти, без ответственности перед будущим, равнодушный ко всему, кроме собственной выгоды — потому что вместо глаз у него полтинники.

У нас все-таки не демократическое государство, а вертикаль власти. A власть в нашей стране часто дает право нарушать законы и делать все ради собственной выгоды или собственного удовольствия. Такое право дают звездочки на погонах или кабинеты в федеральных офисах. Попробуйте при этом добиться справедливого решения в наших судах! Европейский суд по правам человека завален заявлениями от российских просителей, которые не могут добиться справедливости в своей стране. Если говорить о тихом разрушении города, то оно происходит постоянно. Кому-то за какие-то заслуги разрешают перестроить или снести какое-то старинное здание или построить офис на месте исторического сквера. Иногда сносятся целые кварталы. Это делается тихой сапой, без оповещения общественности. Это «стыдливое» разрушение города — ведет к его необратимым изменениям. И скоро мы ахнем: боже мой, этого сквера уже нет, и переулка нет! И целый исторический квартал превратился в холдинг некой компании. А целевые поджоги — этот проверенный в Москве и успешно отработанный метод расправы со стариной, когда нужно освободить место для коммерческой застройки! Сейчас подобные пожары в Петербурге не редкость. Это все — постепенное перерождение города. Но когда возникнет газпромовский монстр — бесполезно будет говорить о спасении какого-то отдельного здания, квартала, района. Прежнего города не станет!

ЮРИЙ МАМИН


Комментарии

Ваше имя:
Комментарий:
Security Image
Введите код с картинки (с учетом регистра).
Чтобы обновить изображение, кликните на нем.