Игровая мораль

Верующие часто задают издевательский, на их взгляд, вопрос – мол, ну какая может быть мораль у атеиста? Вот верующие – это, типа, да, люди высокоморальные по определению. Потому что знают – за всеми их поступками, тайными и явными, следит с облака Господь Бог, ведет учет и контроль, и на специальном суде предъявит счет. Не забалуешь! А что атеист? За ним никто не следит, он без пригляда, и потому ему, как еще Федором Михайловичем сказано, «все позволено». Любопытно, как это общее различие верующих и неверующих преломляется в нынешних спорах, к примеру, о копирайте

Споры о копирайте сегодня в центре общественного интереса. В европейских странах «пиратские партии» то тут, то там даже в парламент проходят.

При этом предполагается, что вокруг авторского права существуют, по сути, только две позиции: одна, назовем ее консервативной – что авторское право священно и незыблемо, должно соблюдаться всеми и повсеместно. И вторая – «пиратская»: что авторское право безнадежно устарело, «все принадлежит всем», и скачивать, копировать и распространять можно с чего угодно и каким угодно образом.

Между тем обе (!) точки зрения, если вдуматься, базируются на традиционной (можно еще назвать ее «христианской») морали. Само слово «священный» в применении к авторскому праву неявно отсылает именно к ней.

Основа обоих подходов – представление, что если человек принял некое правило, признал его правильным и разумным – то, значит, он тем самым уже обязался соблюдать его всегда и везде. Так, как будто действительно над ним есть некий высший контролер, даже Контролер, от чьего всевидящего взгляда не скрыться, и который проверяет соответствие всех поступков индивида неким принятым им над собой правилам.

То-то я всегда терялся в вечно бушующих спорах вокруг копирайта, чувствуя, что мне одинаково не близки обе позиции – и «консерваторов», и «пиратов»!

Наконец я догадался, в чем дело. Дело в том, что у меня на проблему другая, третья точка зрения. И ее отличие в том, что она основана на другой, нехристианской морали. Морали атеиста. И более того, я берусь утверждать, что именно эта – третья! – точка зрения более всего близка и разделяется большинством моих сограждан. Причем не только в отношении копирайта.

У нас, согласно соцопросам, 60% населения называют себя «православными» по вероисповеданию, а из этих «православных» 60% говорят, что бога нет. На деле наш народ, конечно, в массе своей глубокий атеист, не верящий ни в бога, ни в черта. И мораль у нас, соответственно, никакая не христианская.

А какая? Отвечу просто – игровая. Что это? Разберем на примере.

Вот достаточно типичный диалог простого парня вроде меня и яростного сторонника «копирайта» в традиционном смысле:

- Так вы считаете авторское право нужным и необходимым инструментом развития общества?

- Ну, в общем, да, дело нужное, что говорить…

- (въедливо) А Windows у вас какой стоит на компе? Лицензионный?!

- (виновато) Да не знаю, я диск в переходе купил…

- (патетически) Так как же вам не стыдно пользоваться ворованным???

Того, кто, как я, был не готов ни огульно признавать справедливость требований «пиратов» по полному искоренению авторских прав, ни отказываться от пользования удобными «пиратскими копиями», такие вот допросы в духе Савонаролы ставили в тупик.

Но, как нетрудно было заметить, сей когнитивный диссонанс никак не мешал практической деятельности: и пираты процветали и процветают, и «пиратские партии» при этом не имеют такой уж высокой общественной поддержки. Почему ж так? Почему люди соглашаются на «воровство»?

А потому что мы – неверующие. Мы не верим в то, что существует Кто-то, кто способен обеспечить СКВОЗНОЕ наблюдение за тем, как мы соблюдаем нами же принятые и одобренные нормы. Говоря иначе – мы не считаем себя марионетками, подвешенными на нитях каких-то незыблемых правил и стандартов.

Наоборот – мы видим себя партнерами по ИГРЕ. То есть – мы признаем наличие правил, признаем саму необходимость наличия правил, признаем то, что должны быть некие силы (чаще всего – государство с его аппаратом насилия и сыска), обеспечивающие соблюдение правил и наказание для тех, кто правила не соблюдает. НО! – и это важно – силы вполне земные, отнюдь не всемогущие и безгрешные.

Это такая игра в «поймай меня, если можешь». Да – говорим мы себе – я нарушаю авторские права. Но не потому, что считаю само наличие таких прав неправильным. А просто потому, что считаю – меня не поймают.

Идет Игра. Игра предполагает Риск. Приверженец игровой морали обычные «христианские» упреки в «непоследовательности» просто не понимает. Ощущение риска вполне заменяет ему угрызения совести. Сумел избежать риска «быть схваченным за попу» - считай, что получил индульгенцию.

Исчезновение из картины мироздания вездесущего и непрерывного Бога саму мораль делает дискретной и вероятностной. Мы не говорим теперь – «сие правило должно быть общим законом для всех и всегда!» Мы говорим (подразумеваем) – «сие правило должно обеспечивать соблюдение в 80% случаев». И при этом не видим ничего зазорного в том, чтобы постараться пролезть именно в те самые оставшиеся 20%.

И с этим бесполезно бороться. Большинству значительно удобнее существовать в дискретном и вероятностном мире, с «плавающими» правилами и законами – остается гораздо больше степеней свободы. Можно и пиратские фильмы смотреть, и мечтать о том, что сам изобретешь «что-нибудь эдакое» и сможешь грести после этого авторские отчисления лопатой.

А вот вовсе отменять «устаревшие» правила, только потому, что ВСЕМ их соблюдать неудобно?! Нет, мир без правил неуютен. Жизнь по Библии, по Корану, по любой религиозной догме – это жизнь по уставу, а любой устав, как и любая казарма, большинству не по нраву. Если ВСЕМ что-то делать или не делать неудобно – давайте просто станем закрывать глаза на нарушения, не трогая само правило.

Простое правило игровой морали гласит, что все правила можно иногда нарушать.


Комментарии

Ваше имя:
Комментарий:
Security Image
Введите код с картинки (с учетом регистра).
Чтобы обновить изображение, кликните на нем.