Исламисты атаковали Туркмению

В начале июля начались сообщения о боевых действиях на афгано-туркменской границе. Информация обрывочная и не всегда подтверждаемая - однако то, что напряженность на границе нарастает, говорилось еще с начала 2014 года. Июльские бои не стали первыми, но судя по всему, они стали наиболее ожесточенными за последние несколько лет локальных столкновений. Туркмения - практически абсолютно закрытая страна, даже более закрытая, чем аравийские монархии, поэтому немалая часть сколь-либо достовеной информации таковой не выглядит. Тем не менее, есть исходные данные, от которых можно оттталкиваться.

В Афганистане проживает около миллиона этнических туркмен, среди которых активно работают вербовщики исламистских группировок. Талибан, будучи представлен в основном пуштунами, тем не менее, имеет серьезные позиции в приграничных с Турменией провинциях Багдис и Фарьяб, а также в Герате, где проживает значительная часть национальных меньшинств Афганистана. Начавшееся деление Талибана на группировки, сохраняющие верность идеологии Аль-Кайеды и идеологии Исламского государства, привело к ожесточенным боям в этих трех провинциях, но сегодня позиции присягнувшим ИГ здесь стали доминирующими.

Рост напряженности на границе Туркменией отвечает общим региональным интересам Исламского государства - ему нужен доступ к ресурсам, выход хотя бы к внутреннему морю, перенос боевых действий за пределы центральной территории Исламского государства в Ираке и Сирии. Несмотря на то, что афганский ИГИЛ - это, в сущности, все те же афганские моджахеды и экс-талибы, однако теперь они работают на общую для ИГ цель.

В боях на границе в начале июля были убиты не менее 12 пограничников, причем речь идет об одном только боевом эпизоде, есть информация об общих потерях за конец июня-июль порядка 80 военнослужащих Туркменистана. Это уже довольно серьезная цифра для пограничных боев: во всяком случае на границе Йемена и Саудовской Аравии в боевых действиях "Ансар Алла" и "Ахрар-ан-Наджран" против саудовских военных за аналогичный период погибло около 15 саудитов, причем там идет война вполне серьезного формата, и с этим никто не спорит.

На границе с Туркменией сосредоточено около 3-4 тысяч боевиков, присягнувших Исламскому государству, причем в текущих боях принимает участие не более полутысячи. Есть опасения, что боевики могут взять на вооружение тактику ИГИЛ, отряды которого "просачиваются" на атакуемую территорию под завесой локальных столкновений, после чего атакуют извне и изнутри.

Туркмения - крайне уязвимая пустынная страна с крайне жестким практически тоталитарным режимом. Проблема не в жесткости этого режима - этим на Востоке никого не удивишь. Проблема в том, что правящая верхушка Туркмении еще со времен Ниязова существенно поколебала существующий межклановый баланс, после его смерти ситуация лишь усугубилась, при этом нынешний президент выглядит гораздо слабее во всех отношениях, чем его предшественник. В случае даже локального военного поражения власть в Ашхабаде может попросту развалиться ввиду внутренних и ничем не скомпенсированных напряжений.

Интерес США здесь очевиден, и здесь они точно выступают ситуативными союзниками исламистов, так как Китай имеет серьезные виды на туркменский газ по любому из возможных маршрутов - через Узбекистан в направлении Джунгарской долины или через Афганистан по газопроводу ТАПИ в направлении побережья. Их интерес - в перенаправлении потоков в сторону Европы, но минуя российский маршрут. То есть - через Иран, который станет заменой "Газпрому" в качестве партнера для транспортировки туркменского газа. Собственно, как раз сейчас Газпром существенно ухудшил отношения с Туркменией, работая в каком-то смысле в интересах именно США.

Заключение договора между "шестеркой" и Ираном по вопросу инаской ядерной программы совпадает по времени с активизацией исламистов на юге Туркмении. Возможно, случайность - но весьма удачная случайность.

В случае, если ИГИЛ сумеет захватить газовые поля Туркмении, США могут предложить Шуре договоренности, преметом торга которых станет маршрут транспортировки туркменского газа - и договоренности США с Ираном станут серьезным аргументом в таких договоренностях. Война с ИГИЛ - дело святое, но есть интересы более глобального уровня, в которых эта война не выглядит какой-то серьезной помехой.

Пока все остается по-прежнему, однако обстановка вокруг афганско-туркменской границы динамично ухудшается, и перспективы Туркмении пока не выглядят железобетонными, у нее есть проблемы. И существенные.

Комментарии

Ваше имя:
Комментарий:
Security Image
Введите код с картинки (с учетом регистра).
Чтобы обновить изображение, кликните на нем.