Андрей Лялин рассказал о распиле в армии

Громкие скандалы, связанные с именами Сердюкова и Васильевой, на самом деле являются в лучшем случае вершиной айсберга. Российская армия насквозь поражена коррупционными взаимоотношениями, пронизывающими ее от министерского офиса в Москве до самых далеких ВЧ и даже музеев. О том, как «пилят» военные бюджеты и чем на самом деле занимаются люди, от которых зависит обороноспособность и безопасность России, рассказал на судебном заседании бывший директор Военно-морского музея Андрей Лялин. Всегда улыбчивый и дружелюбный, 19 мая в суде Лялин был серьезнее обычного, что не удивительно – основной фигурант дела о хищении денег Минобороны РФ давал важные показания. По версии следствия, несколько лет назад бывший директор Центрального военно-морского музея вступил в сговор с директором компании «НЕВИСС-Комплекс» Александром Швирикасовым, фирма которого осуществляла переезд музея, реализуя тем самым государственный контракт министерства. При этом Швирикасов дал Лялину взятку в размере 56 млн рублей в виде отката за миллиард рублей, выделенный оборонным ведомством на переезд.

Следствие полагает, будто Лялин понимал, что за указанный в госконтракте один год перевезти такой музей, как Военно-морской, будет практически невозможно, и якобы предложил Швирикасову: ты отдаёшь мне 10% всех сумм, которые получишь от министерства обороны, а я позабочусь об оформлении документов таким образом, будто ты сделал всё, что должен. Следствие утверждает: Швирикасов вынужден был пообещать Лялину выплатить ему наличными 98,6 миллиона рублей – это 10% из 986 000 000, составлявших полную сумму того госконтракта.

Сначала Лялин рассказал суду и участникам процесса о своих заслугах перед отечеством, о карьере в Военно-морском музее, в который он пришел еще в 2004 году. Дойдя до 2006 года, когда начались постепенные работы по переезду музея, Лялин отметил, что по его подсчетам, переселение требовало суммы в 3,5 млрд рублей. В поддержку таких затрат выступил даже Смольный, но Минобороны изыскало только 986 млн рублей.

Затем Андрей Лялин приступил к упоительной истории о том, как чиновник министерства объяснял ему, что бог велел делиться. «В начале 2011 года, при очередном посещении Москвы, я был вызван сотрудником главного управления по работе с личным составом для решения рабочих моментов, а после этого был приглашен пройти в кафе, где этот сотрудник - Сергей Масютенко - в дружественной беседе сказал мне, что управлением была проведена громадная работа по заключению госконтракта. Было потрачено много сил и много денег, и по существующей системе тот, кто выигрывает конкурс, должен выплатить вознаграждение. Он просил меня довести это до сведения руководителя «НЕВИСС-Комплекс» Александра Швирикасова. Я был удивлен, но поскольку у меня сложилось впечатление, что у них этот вопрос уже обговорен, ответил, что передам его пожелания. Правда, добавил, что за результат я не отвечаю», – рассказывал Лялин.

«Что конкретно просил Масютенко?» – поинтересовался адвокат.
«Он сказал, что нужно перечислить 10% от суммы контракта», – ответил подсудимый.
«Кому?» – уточнил защитник фигуранта.
«Масютенко конкретных имен не называл, но сказал, что ему поручено решить данный вопрос и эти 10% я должен передать ему», – сказал Лялин.

Вернувшись в Петербург, экс-глава Военно-морского музея передал слова чиновника министерства Швирикасову, который отреагировал неоднозначно, сказав, что все это очень сложно, он работает по другим принципам и вообще у него иные взгляды на жизнь. В результате Швирикасов заявил, что платить не будет.

«В рамках своего очередного приезда в Москву я передал суть этой беседы Масютенко, отметив, что Швирикасов отрицательно отнесся к предложению чиновника. На это Масютенко сказал, что он сам с этим разберется», – отметил Лялин.

А еще бывший директор музея заявил, что вообще не получал от Швирикасова никаких денег. Между тем на стадии досудебного следствия Андрей Лялин признавал, что получал от директора «НЕВИСС-Комплекс» деньги, но не 56 млн, а только 16, и по поручению Масютенко. Вместе с тем экс-директор уверял людей в погонах в том, что 15 млн он передал чиновнику Минобороны РФ, оставшиеся деньги направил на реализацию госконтракта.

Кстати, со слов Лялина, министерский куратор Масютенко очень любит жить красиво и не за свой счет. «Мне приходилось оплачивать гостиницы, проживание и обеды делегированных из Москвы. Масютенко мне в жесткой форме говорил, что оплачивать все это – моя ответственность. Правда, когда я рассказал об этом Швирикасову, отметив, что вообще-то это его обязанность, он сказал, что все мне компенсирует. И сдержал слово. В общей сложности он вернул мне 450 тыс. рублей», – повествовал Лялин.

«Вы, простите, куда Масютенко водили-то?» – чуть не поперхнулся судья Гершевский.
«В ресторан «Гимназия», например. Вообще Масютенко – любитель хорошей жизни. Я еще ему променад и культурную программу оплачивал, а еще телефон и билет», – никак не мог остановиться подсудимый.

Затем Лялин перешел к опровержению косвенных доказательств собственной вины, предъявленных ему следствием. Например, появление у его семьи новых квартиры и автомобиля объяснил тем, что много лет относился к бизнесу серьезно, активно вел работу и «не протирал стулья, как некоторые». По словам бывшего директора Военно-морского музея, две квартиры на улице Егорова он купил за восемь млн рублей, а дом в Юкках – за 10.
«Как получилось, что все это вы купили в один день?» – спросил судья.
«В один день? Это чистое совпадение. Я, собственно, ради переезда купил машину, потому что моя легковая переезд бы не выдержала. А в BMW X5 можно нагрузить кирпичей», – серьезно ответил Андрей Лялин.
«Ну да, BMW X5 смешно с обычной рассадой смотрится», – улыбнулся судья.

Комментарии

Ваше имя:
Комментарий:
Security Image
Введите код с картинки (с учетом регистра).
Чтобы обновить изображение, кликните на нем.