Оболганный Порт-Артур

Исполняется 105 лет капитуляции Порт-Артура. Ленин назвал это свидетельством ничтожности русских генералов, забитости солдат и гнилости политического режима.

И эту ложь мы часто повторяем уже не первое десятилетие.

Генералы и полководцы оказались бездарностями и ничтожествами. Вся история кампании 1904 г. явилась, по авторитетному свидетельству одного английского военного обозревателя (в Times), "преступным пренебрежением элементарными принципами морской и сухопутной стратегии". Бюрократия гражданская и военная оказалась такой же тунеядствующей и продажной, как и во времена крепостного права. Офицерство оказалось необразованным, неразвитым, неподготовленным, лишенным тесной связи с солдатами и не пользующимся их доверием. Темнота, невежество, безграмотность, забитость крестьянской массы выступили с ужасающей откровенностью при столкновении с прогрессивным народом в современной войне, которая так же необходимо требует высококачественного человеческого материала, как и современная техника.

Военное могущество самодержавной России оказалось мишурным. Царизм оказался помехой современной, на высоте новейших требований стоящей, организации военного дела, — того самого дела, которому царизм отдавался всей душой, которым он всего более гордился, которому он приносил безмерные жертвы, не стесняясь никакой народной оппозицией. Гроб поваленный — вот чем оказалось самодержавие в области внешней защиты, наиболее родной и близкой ему, так сказать, специальности. События подтвердили правоту тех иностранцев, которые смеялись, видя, как десятки и сотни миллионов рублей бросаются на покупку и постройку великолепных военных судов, и говорили о бесполезности этих затрат при неумении обращаться с современными судами, при отсутствии людей, способных со знанием дела пользоваться новейшими усовершенствованиями военной техники. Отсталыми и никуда не годными оказались и флот, и крепость, и полевые укрепления, и сухопутная армия.

Давайте попробуем оценить, насколько объективен был в своих оценках вождь мирового пролетариата.

И воспользуемся для этого методом исторической аналогии. Благо в примерно то же время, когда Россия обзавелась незамерзающей базой для своего Тихоокеанского флота примерно то же проделали и остальные великие державы. Англия округлила владения вокруг Гонконга (99-летний срок аренды которого, как мы помним, истек в 1997 году) и прибрала к рукам Вейхайвей (также 1898). Германия получила Циндао (Киаочао, 1897 год). Но пожалуй самый лакомый кусочек отгрызли себе ярые противники колониализма - Соединенные Штаты Америки. И этим кусочком стали Филиппины (1898 год, и это не считая Кубы и всего прочего). Все эти базы стали в свое время добычей японцев. Что собственно и позволяет нам выстроить аналогию.

Для базирования американского флота на Филиппинском архипелаге было выбрано (а выбирать было из чего) самое удобное место - Манильский залив. В Манильской бухте, нисколько друг другу не мешая, могли бы базироваться все флоты мира вместе взятые. Вход в нее перекрывал остров Коррехидор и несколько островков поменьше, на которых американцами была устроена целая система обороны. Кроме собственно крепости на острове Коррехидор в нее входили еще четыре форта на островках поменьше. Всего на их вооружении имелось 8 356-мм, 32 305-мм, 4 254-мм не говоря уж о нескольких десятках 203- 155- и 152-мм орудий, орудиях калибром поменьше и зенитных.

Самым сильным звеном крепости Коррехидор, был объект, расположенный в 6,5 километрах к югу от острова. Это был настоящий шедевр фортификационного искусства – форт Драм. Американские инженеры полностью срыли островок Эль Фрейль и возвели на его месте непотопляемый железобетонный линкор. Толщина его стен составляла от 7,5 до 11 метров, а сводов – 6 метров! Венчали сооружение две бронированные башни с двумя 14-дюймовыми (356-мм) пушками каждая. И это не считая простреливавших ближайшие подходы четырех 152-мм казематных орудий.

Американцы считали форт Драм неприступным и неуязвимым. Действительно, реальную угрозу этому сооружению могло представлять лишь прямое попадание крупнокалиберного артиллерийского снаряда в орудийную башню. Это было по тем временам событием маловероятным, но даже и в этом случае форт (если бы броня была пробита) терял лишь половину своей огневой мощи. Еще менее уязвим был Драм для авиации. Тогдашние самолеты, особенно японские, могли поднять лишь относительно небольшие по весу бомбы. Чтобы такая бомба приобрела скорость, достаточную для пробития брони ее надо было сбросить с приличной высоты.

Фактически не менее нескольких километров. Но в этом случае сильно страдала точность. Это если говорить о бомбометании с пикирования. Обычные бомбардировщики, осуществляя бомбометание с горизонтального полета, могли применять более тяжелые бомбы, но в этом случае попадание в такой небольшой объект становилось событием чрезвычайно маловероятным. Представить себе оружие, которое могло бы пробить железобетонные стены и вовсе затруднительно. Во время осады Севастополя, 3,5-метровые бетонные своды батареи No 30 выдержали попадание 600-мм снаряда, выпущенного из немецкой мортиры Карл. При этом бетон треснул, но не был пробит. Надо ли говорить, что ничего подобного Карлу у японцев не было, а своды форта Драм были почти вдвое толще.

Для обороны Филиппинского архипелага американцы располагали целой армией, состоящей из 10 филиппинских и одной американской дивизий. Впрочем в туземных дивизиях на командных должностях, вплоть до унтер-офицерских, состояли как правило американцы. Плюс к этому гарнизон Коррехидора, специальные части, авиация, флот.

Японцы смогли выделить для захвата архипелага 14-ю армию в составе двух дивизий и одной бригады, не считая различных частей усиления - танковых, артиллерийских и инженерных.

Для того, чтобы представить себе масштаб стоящей перед японцами задачи достаточно указать, что самый крупный остров архипелага - Лусон, протянулся с севера на Юг более, чем на 500 километров и имеет площадь более ста тысяч квадратных километров. А всего в состав Филиппинского архипелага входит 7,107 островов.

Операция по захвату Филиппин началась 8 декабря 1941 года, на следующий день после атаки Перл-Харбора, высадкой на небольшом островке Батан, но основная атака против Лусона в заливе Лингаен началась 22 декабря. 2 января японцы уже вошли в столицу Филиппин - Манилу. Американцы сосредоточили оставшиеся войска на полуострове Батаан, вдающемся в Манильский залив.

Здесь, на узком 30-километровом фронте, было сосредоточено более 80 тысяч американо-филиппинских войск. Японцы, посчитав с падением Манилы свою задачу практически выполненной, изъяли из 14-й армии 48-ю дивизию для участия в захвате Явы. Для ликвидации последнего очага сопротивления была выделена одна, так называемая "отдельная смешанная бригада". Надо сказать, что организация японской армии по сравнению с Русско-японской войной практически не претерпела изменений. Что и неудивительно, победители неохотно идут на преобразования.

Кроме соединений первой линии - пехотных дивизий (у японцев они назывались просто дивизиями), существовало примерно равное им по количеству число отдельных смешанных бригад. Это были соединения несколько хуже вооруженные (хотя и дивизии первой линии были вооружены мягко говоря не ахти), хуже подготовленные и укомплектованные личным составом старших возрастов. Их аналог времен русско-японской войны - "коби", или, как их часто называют, резервные бригады. Они предназначались для решения вспомогательных задач, на которые жалко было отвлекать части первой линии - занятие второстепенных направлений, заполнения пустот между наступающими соединениями, и так далее. Но могли с успехом привлекаться и к ведению боевых действий.

Именно таким соединением и была 65-я бригада, которая 10 января начала штурм Батаана. К этому времени американцы уже закопались в землю, развернули артиллерию. Соотношение сил на фронте было примерно 5:1 в пользу обороняющихся. Короче американцам удалось отбиться, японцы потеряли до половины своего наличного состава, дух обороняющихся укрепился. Борьба приняла позиционный, затяжной характер.

Обе стороны, но в первую очередь осажденные, страдали от недоедания и болезней. Были моменты, когда японцы могли выставить в поле лишь три батальона. 22 января им удалось вклинится в оборону противника, но развить этот успех со столь незначительными силами они не смогли. К 30 января наступление японцев полностью выдохлось.

Это был единственный скромный успех американцев в первой фазе войны. Японцы были вынуждены перебросить на Филиппины еще одну дивизию - 4-ю, усилить артиллерию. В ночь на 3-е апреля начался решительный штурм, а 7 апреля американские войска на полуострове Батаан капитулировали. В плен сдалось 78 тысяч солдат и офицеров. Японцы были шокированы, узнав, насколько силы оборонявшихся превышали их собственные. На этот раз их разведка дала сбой.

Наступил черед неприступного Коррехидора. Что могли поделать с могучей крепостью, окруженной со всех сторон водой, и прикрытой фортами японцы? Правда почему-то так получилось, что американцы не догадались создать на Коррехидоре достаточные запасы провизии. Его 15-тысячный гарнизон страдал от недоедания и был морально подавлен. В Порт-Артуре 40-50-тысячный гарнизон (не считая по меньшей мере 30 тысяч гражданских) выдержал 8 месяцев осады, и к моменту капитуляции продовольствия оставалось еще как минимум на месяц. Это так, для информации.

Японский командующий, генерал Хомма, подверг крепость артиллерийскому обстрелу и авиационной бомбардировке. Но что могла сделать полевая артиллерия и легкие самолеты против долговременных укреплений? Японцы пошли на отчаянный шаг - собрав импровизированные высадочные средства и погрузив на них пару тысяч солдат, они предприняли высадку. Под шквальным огнем берега удалось достичь лишь шестиста атакующим. Все, что они смогли, так это создать и удержать на острове крошечный плацдарм.

Как и следовало ожидать авантюра закончилась неудачей. По крайней мере так думал Хомма. В этот момент американский командующий объявил по радио, что крепость сдается. Вот это оборот! Хомма (вот оно восточное коварство) не согласился! Он потребовал также и капитуляции всех американо-филиппинских войск на архипелаге, а ведь на второй по величине остров - Минданао, японцы еще даже и не высаживались. Американцы согласились и на это. 6 мая 1942 года кампания на Филиппинах закончилась.


Солдаты союзного гарнизона столпились у выхода из тоннеля Малинта для сдачи - конец Коррехидора и Филлипинской кампании. Около 15 тысяч американо-филиппинских войск сдались десантному отряду из тысячи японцев. В людях американцы не имели недостатка, чего не хватило Коррехидору, так это бойцов.

По американским данным потери оборонявшихся составили 25 тысяч убитыми, 21 тысячу раненными, 100 тысяч пленными. Порядка 50 тысяч из них были американцами. Японцы лишились 9 тысяч убитыми, 13,200 раненными, 10 тысяч заболевшими и 500 человек пропали без вести.

Так пала твердыня, к обороне которой американцы готовились 43 года, со всей своей энергией и предприимчивостью. Твердыня, которую назвали "Гибралтаром Востока" и объявили неприступной.

К обороне Порт-Артура русские готовились 6 лет. Порт Артур расположен к Японии в несколько раз ближе, чем Филиппины. Обратной была и картина с соотношением сил. Приблизительное число защитников крепости можно оценить как 50 тысяч человек, учитывая моряков эскадры, использованных на сухопутных участках обороны. Численность армии Ноги к концу осады достигла 100-110 тысяч человек. Но это одномоментная численность. С учетом пополнения убыли, которой у гарнизона по понятным причинам быть не могло, в осаде приняло участие никак не меньше 150 тысяч японских солдат и офицеров, а если считать и подразделения 2-й армии, принимавшие участие в боях на Цзиньчжоуской позиции, то эта цифра возрастет до 180 тысяч боевого элемента. В минимальной оценке. Тогда как численность гарнизона включает все тыловые и вспомогательные службы.

Теперь по хронологии. Все даты далее даны по старому стилю. Высадка японских армий на материке началась в последних числах января, сразу после нападения на Порт-Артур. 2 мая японцы перерезали Южно-Манчжурскую железную дорогу, прервав сообщение Порт-Артура с внешним миром. 12 мая гарнизон Порт-Артура вступил в бой на Цзиньчжоуской позиции. 3 августа японский командующий Ноги предлагает сдать Порт-Артур, мотивируя свое предложение безнадежным положением крепости. Получив отказ, 6 августа, он начинает первый штурм крепости - войска 3-й армии настоятельно нужны маршалу Ойяме под Ляояном. Итогом ожесточенных четырехдневных боев стали незначительные вклинения японцев в импровизированную передовую линию обороны русских войск и потеря от 15 до 25 тысяч человек.

Маршалу Ойяме еще долго предстоит обходиться без войск генерала Ноги, и наоборот, усиливать его армию. Японцы приступают к осаде крепости, подтягивают 280-мм осадные орудия. 6 сентября начинается второй штурм крепости - разгромить русскую армию под Ляояном не удалось, для этого у японцев не было решающего превосходства в силах, а достичь его можно только за счет войск Ноги. Вплоть до 9 сентября японцы раз за разом бросаются в атаки, главной целью которых является гора Высокая, обладание которой позволило бы японцам уничтожить русские корабли в гавани Порт-Артура. Но все тщетно. Обескровленные японцы вынуждены прекратить штурм, довольствовавшись локальным успехом - импровизированными Кумирненским и водопроводным редутами.

Генерал Ноги понимает, что просто так крепостью не овладеешь. Он делает для себя несколько важных выводов: 1)следует уделить главное внимание артиллерийской подготовке именно тех участков, на которых состоится штурм; 2)Последовательные многократные атаки показывают несокрушимый дух японской пехоты, но тактически лишь ведут к огромным потерям, и не способствуют достижению резульатат. Главные усилия следует сосредоточить в первом ударе, который должен стать единственным. Вообще, японцы очень быстро учатся.

17 октября начинается генеральный штурм крепости. Японцы бросили в бой одновременно пять многочисленных колонн, на узком участке от форта No III до форта No II, предварительно подвергнутом уничтожающему огню артиллерии. В отличие от предыдущих многодневных штурмов этот оканчивается за несколько часов. Полный провал, Ноги даже не вводит в бой свой резерв, так как это лишь увеличит бессмысленные потери.

Японское командование убеждается, что одним только артиллерийским огнем, каким бы сильным он ни был, с долговременными укреплениями русских не справишься. Они усиливают армию Ноги еще одной дивизией и начинают минную войну против крепости. Используя подавляющее превосходство в численности армии, которая достигает к этому времени ста тысяч человек, они ведут против малочисленного измотанного гарнизона, к тому же испытывающего недостаток в шанцевом инструменте и взрывчатке, масштабные инженерные работы. Русские как могут, иногда весьма успешно, отвечают. И все же японцам удется подвести минные галереи и взорвать ряд долговременных укреплений.

10 ноября начинаются частные японские атаки, впрочем безуспешные. А 13 ноября генеральный штурм крепости. Уже четвертый по счету. Японцам даже удается ворваться на бруствер форта No III и водрузить там флаг, но удержать позиции они не могут. К утру 14 ноября все атаки на линию долговременных укреплений отбиты. Однако у русских еще остается одна позиция, выдвинутая вперед по отношению к линии долговременных укреплений - гора Высокая. Обладание ей дает возможность добить корабли Тихоокеанского флота. Ноги переносит свои усилия на овладение этой позицией. Атака японцев сменяется контратакой русских, и так происходит много и много раз.

Бой за эти высоты был борьбой великанов. Даже в наиболее славные периоды истории ни одна страна не выставляла войск, дравшихся с таким ожесточением и презрением к смерти, как японская и русская пехота в дни с 13-го по 22-е ноября, пишет корреспондент "Дейли Мэйл".

Наконец, к 17 ноября силы атакующих полностью истощены. Русские удержали позиции. Но эти бои, стоившие огромных потерь обоим сторонам, поглотили последние резервы гарнизона крепости. Русские больше не могут удерживать гору Высокая, с ее разрушенными укреплениями, подвергаясь постоянному артиллерийскому огню японцев. Это поставит под угрозу обороноспособность всей крепости. Флотом придется пожертвовать. Когда рано утром 23 ноября японцы вновь атаковали Высокую, они обнаружили, что она оставлена противником.

К этому времени в строю оставалось около 20 тысяч способных носить оружие солдат и моряков. 2 декабря, как я уже говорил в начале, погибает генерал Кондратенко. 5 декабря японцам удается взорвать бруствер форта No II. Гарнизон форта составлял 77 человек. Оглушенных, заваленных землей и бетоном. Они защищали свое наполовину разрушенное укрепление до ночи, после чего взорвали форт. Лишь 21 человек вернулся к своим.

15 декабря взрыв 12 японских фугасов до основания потряс форт No III. В ночь на 16-е форт был оставлен. Таким образом линия долговременных оборонительных сооружений была прорвана японцами безо всякого штурма. Гибель кораблей Тихоокеанской эскадры позволяла им не торопиться. Немногочисленные русские войска отошли перед превосходящим их впятеро противником на последнюю, импровизированную линию обороны, в непосредственной близости от города.

20 декабря (2 января н.ст.) крепость капитулировала. На 329-й день после начала войны, спустя 8 месяцев после начала осады. При этом пораженческие настроения в гарнизоне отнюдь не были доминирующими. Многие плакали от обиды, что не могут продолжить борьбу! Мы не испытывали недостатка в бойцах, Порт-Артуру не хватило людей.

Потери. Русские, понятное дело, потеряли весь гарнизон. В том числе 27 тысяч убитыми и ранеными, из которых 7,800 человек убито и умерло от ран, 1508 умерло от болезней. Это не считая потерь флота в боях на море. В плен сдались 868 офицеров, 23,491 солдат и 9 тысяч моряков Первой Тихоокеанской эскадры, включая 16 тысяч больных и раненных. То есть для продолжения борьбы к моменту сдачи русское командование против стотысячной японской группировки располагало 17 000 способными носить оружие солдатами, включая полностью всех моряков, тыловые и вспомогательные службы.

Японские потери, согласно официальным японским данным, составили 57,780 убитых, раненных и пропавших без вести. Это не считая заболевших. То есть 50-тысячная 3-я японская армия, которая в конце мая 1904 года сменила 2-ю и приступила к осаде Порт-Артура, полегла под его стенами полностью.

Русский гарнизон не испытывал особого недостатка в боеприпасах, равно как и базирующаяся на крепость эскадра. Это же относится и к топливу. В еде начал ощущаться серьезный недостаток, вынудивший существенно урезать рационы, но все же не угрожавший пока голодом. То есть крепость была снабжена достаточным количеством припасов. Это же касается и разного рода имущества.

Во время обороны широко использовались передовые технические решения. Например прожекторы, колючая проволока под током. Более того, некоторые средства родились и были изготовлены в крепости уже во время войны. Например такое широко распространенное впоследствии, как миномет. Наладили в Порт-Артуре и выпуск импровизированных ручных гранат. То есть оборона была не пассивной а деятельной. А уж рассказ о подвигах солдат и офицеров, их инициативности занял бы не одну книгу.

Ленин считает, что этих результатов добились "неразвитые и неподготовленные" офицеры и "темные, невежественные, безграмотные и забитые" солдаты, под руководством генералов, оказавшихся "бездарностями и ничтожествами".

А я считаю, что русская армия показала при обороне Порт-Артура такую несокрушимую мощь, какую мало кому и когда удалось показать.

Это впрочем неважно. Выберите себе точку зрения по вкусу. В конце концов каждый волен оценивать любые исторические события как ему заблагорассудится. Речь о соотношении оценок. Вот тут уже свобода исчезает. Называя черное черным в одном случае, так же следует поступать и во всех остальных. И наоборот.

То есть принимая точку зрения Ленина, что тогда можно сказать о таком государстве, как США? О их политической системе, совместимости ее с перспективами исторического развития и интересами американского народа? Вроде ничего себе, развивается система, и народ не жалуется особо.

И если не сопоставимо более позорный во всех отношениях провал США на Филиппинах не свидетельствует о нежизнеспособности американской государственной машины, а он с очевидностью не свидетельствует, то может быть и такая героическая страница нашей истории, как оборона Порт-Артура, не свидетельствует о дефективности Российской Империи? Может быть кому то очень хотелось видеть эту дефективность там, где ее и в помине не было? Или вернее, чтобы мы с вами увидели. Может быть кто-то работал изо всех сил, чтобы свалить опасного конкурента? Сидела в Швейцарии этакая "Новодворская в брюках" и строчила статейки в газеты, издающиеся непонятно кем, непонятно на чьи деньги. Объективность статеек, как видите, на уровне худших представителей племени желтой прессы. "Один обозреватель сказал, что действия русских - это преступное пренебрежение элементарными принципами стратегии".

А мы с вами сто лет стоим, рот открыли и этому бреду внимаем. "Вы, русские, дураки, вы не можете иметь свое государство, это слишком для вас сложно. А то, что было - это помойка и средоточие всех возможным мерзостей и пороков. Мы вам покажем как надо жить. Надо бесплатно работать на стройках коммунизма и не задавать лишних вопросов".

Впрочем, это я отвлекся. Ближе к теме. У меня нет никакой возможности упомянуть всю ту критику, которую обрушили на руководство России за Порт-Артур. Начиная от строительства и снабжения крепости, заканчивая подбором командного состава, обучением войск и так далее. Сам ход боев ответил на эту критику лучше, чем это мог бы сделать кто-либо. Если конечно проводить аналогии и сравнивать с реальными достижениями других, а не с неким недостижимом идеалом, известным лишь одному критикующему. Как говорили древние, кто может, пусть сделает лучше. Что-то я таких пока не видел.


Комментарии

Ваше имя:
Комментарий:
Security Image
Введите код с картинки (с учетом регистра).
Чтобы обновить изображение, кликните на нем.