Сергей Шойгу защищает Сердюкова?

Cергей Шойгу направил в адрес председателя СКР Александра Бастрыкина заявление. В нем он просит признать Минобороны потерпевшим в связи с продажей акций ОАО "31-й Государственный институт спецстроительства" (31-й ГПИСС), принадлежавшего ранее Минобороны. Деятельность института, как указал министр, "имеет стратегическое значение для Минобороны", связана с "допуском к гостайне", а отчуждение этой организации "стало возможным в результате введения в заблуждение (прежнего.— "Ъ") министра обороны". В связи с этим Сергей Шойгу попросил признать его ведомство потерпевшим по делу, а на проданные акции 31-го ГПИСС наложить арест.

«Шойгу защищает Сердюкова» – поспешили заистерить некоторые. Но так ли это на самом деле? Давайте посмотрим на факты.

Факт первый. Институт подлежал приватизации, согласно решению российского правительства. И тут ничего не попишешь.

Факт второй. Он был продан за 1,6 млрд. рублей, которые поступили в российский бюджет. И тут выгода государства налицо.

Факт третий. Было принято решение продать акции института, который получил многомиллиардный госзказ. В данном случае прибыль досталась бы акционерам. Ровно по этой схеме и устроен весь околобюджетный бизнес в России.

Иначе говоря, Сергей Шойгу оказался перед дилеммой. Или играй по правилам, которые навязывают ему авторы «заказа» на Сердюкова. Или покажи, что в чужой интриге ты не участвуешь. И реакция очевидна. Если кто-то свое в виде активов «Оборонсервиса» практически получил и сейчас уже вовсю делит триллионы на гособоронзаказ, то причем тут министр обороны?

Кроме того, Сергея Шойгу, судя по его последним заявлениям, уже изрядно достали аппетиты оборонных лоббистов, сваливших Сердюкова. И он предпочел нанести по ним превентивный удар. И что он делает? Своим письмом Бастрыкину он де-факто ставит под сомнение ту самую схему, по которой ненасытные олигархи от ВПК собираются растащить активы «Оборонсервиса». Ведь, согласно стратегии того же «Ростеха» этот монстр «будет реорганизован в открытое акционерное общество». Но можно ли передавать реально значимые активы, которые "имеют стратегическое значение для Минобороны" и связаны с "допуском к гостайне" открытому акционерному обществу, если даже обыкновенный проектный институт акционировать нельзя?

Собственно, в данном конкретном случае позиции бывшего и нынешнего глав Минобороны совпали – сделать все, чтобы сохранить контроль над активами, которые имеют стратегическое значение для обеспечения эффективной деятельности российской армии. Только Шойгу ведет эту политику намного изящнее. Посмотрим, какой ответ найдут те, кто уже видит лучшие оборонные предприятия в собственных руках. Или зря они свалили Сердюкова?

Комментарии

Ваше имя:
Комментарий:
Security Image
Введите код с картинки (с учетом регистра).
Чтобы обновить изображение, кликните на нем.