Встречи с Мадуро

Россию по очередному кругу посетил президент Венесуэлы Мадуро. Тема одна - нефть, нефть и еще раз нефть. Ну, и цены на нее. Смысла в приезде немного, но в Москве хотя бы можно поплакать друг другу навзрыд на плечо - проблемы, в сущности, однаковые. Грабить без конца и выжимать досуха созданное трудом предыдущих поколений невозможно. Приходит конец даже такой сладкой вещи, как халява. Куда, как не в Москву ехать Мадуро? Никакой конкретики, безусловно, Москва предложить не может. Существующий баланс нарушен, а появление принципиально нового конкурента в лице сланцевой нефтедобычи серьезно изменило вообще все на нефтяном рынке.

В чем принципиальная новизна? Основная масса производителей (точнее, добытчиков) нефти не могут позволить себе серьезно сократить объемы добычи. Специфика такова, что законсервировать месторождение с целью уменьшить общие объемы добычи и тем самым выровнять баланс спроса и предложения очень затратно. Единственный, кто мог позволить себе весьма широкий диапазон в объеме добычи нефти, была Саудовская Аравия - собственно, именно поэтому ее значение всегда было весьма и весьма велико. Условия месторождения Гавар позволяют без особых проблем консервировать и расконсервировать добычу. И именно саудиты всегда выступали регулятором рынка, позволяя себе менять добычу в весьма широких пределах. Естественно, это во многом уникальное место в ряду производителей и позволяло саудитам позиционировать себя в роли глобального игрока, способного оказывать влияние на весь рынок.

Теперь точно такое же место заняла и сланцевая отрасль США. При всех издержках и специфике этой отрасли и технологии добычи она точно так же имеет сугубо технологическую возможность достаточно недорого консервировать скважины, а конвейерный метод бурения почти на порядок снизил удельные затраты в этой весьма дорогой части технологии добычи. Произошло примерно то же самое, что и с конвейером Генри Форда: он сумел создать технологию сборки, принципиально более дешевую, чем стапельный метод, который применялся до него. Ничего другого он, в сущности, не изобрел - сами автомобили собирались точно в такой же последовательности и из тех же самых узлов, что и у конкурентов, но поточный метод удешевил и ускорил сам процесс, дав колоссальную прибавку к производительности.

Примерно то же самое произошло и в сланцевой отрасли. Пока Миллер сотоварищи и его столь же недалекие коллеги из других стран ждали, что все само собой рассосется и убаюкивали себя сказками, американцы создали именно что конвейерный способ бурения, который позволил резко снизить удельные затраты на кубометры и баррели. При этом у сланца обнаружилось и еще одно указанное выше свойство, что позволило теперь и США занять столь же уникальное место на рынке.

Как итог - борьба за размер маржи, которая раньше определяла характер конкуренции между производителями, теперь приобрела характер борьбы за долю на рынке. Логика прозрачна - как только кто-то рискнет снизить объемы добычи, его место мгновенно займет либо Саудовская Аравия, либо Штаты. Причем Штаты - опосредовано. Пока они не являются экспортерами, но уж за свой собственный рынок они вести борьбу в состоянии - тем более, что там есть за что.

Итогом стала полная неготовность всех остальных играть по новым правилам - держать не цену, а долю на рынке. В такие игры хуже всего играет ворье, целью которого является банальное выжимание из чудом свалившегося в их руки богатства. Ни о каком серьезном развитии временщеки никогда не думали и не будут думать, их девиз предельно понятен - после нас хоть потоп.

Собственно, теперь они и ездят друг к другу - жалуются на судьбу. А что еще остается?

Комментарии

Ваше имя:
Комментарий:
Security Image
Введите код с картинки (с учетом регистра).
Чтобы обновить изображение, кликните на нем.