Путин и Россия без шансов

Проблема ведь не в том, что Путин плохой, или что он демократию нарушает, или там деньги ворует, нет. Проблема в том, что в июне у нас впервые НУЛЕВОЙ рост ВВП (при заметном росте безработицы). Экономика встала, стоп-машина, прогноз годового роста ВВП с 3.7% снижен до 2.4%, и в августе его будут пересматривать еще раз в сторону понижения — вполне вероятно, что и по итогам года мы можем получить стагнирующий результат. Главная причина экономических трудностей — отток инвестиций, прогноз по выводу капиталов из России повышен с 30 до 50 миллиардов долларов только за этот год и, опять же, может быть пересмотрен в сторону повышения. Хуже того, государство забирает всё больше и больше денег из «Газпрома» и «Роснефти» на финансирование социальных обязательств, заставляя их резать программы по обновлению инфраструктуры, большая часть которой построена еще в советский период и нуждается в серьезном обновлении. Главный двигатель российской экономики — нефтегазовый комплекс — ветшает, доедая советское наследство (в том числе в виде легкодоступных месторождений), и в ближайшем будущем уже не сможет на себе вытягивать весь государственный сектор.

Путин, как к нему не относись, не может решить эти проблемы. Для возвращения инвестиций нужна работающая судебная система — поскольку в случае вложения серьезных сумм в Россию вопрос судов из вопроса абстрактной справедливости становится вопросом защиты инвестиций. Причем чем больше инвестиции, тем больше желающих изъять их с помощью легальных и нелегальных способов. Но в стране с работающей судебной системой приговоры типа дела Навального, дела Ходорковского, дела Магнитского невозможны. Поэтому Владимир Владимирович даже ради приличия не заикается о реформе судов. 50 миллиардов в год стоят дешевле возможности выносить избирательные приговоры по нужным делам.

Но если реальная судебная реформа просто невозможна, то реформа нефтегазовой отрасли невозможна втройне. Именно в узурпации прибылей «Роснефти» и «Газпрома» лежит power base Путина — и как-то трогать ее в эпоху политической нестабильности будет лишь безумец. Вернуть же хотя бы часть прибыли на инвестиционные программы (что несколько отсрочит момент смерти нефтегазовой лошадки) также невозможно — это потребует урезание социальных расходов, которые составляют основу внутриполитической стабильности. Граждане в регионах простые и немного не поймут просьбы затянуть пояса, чтобы «Роснефть» могла освоить работу со сложными месторождениями, закупив нужные технологии и построив необходимую инфраструктуру. А уж про структурные реформы, с приватизацией и созданием конкурентной среды в нефтегазовом секторе, нечего и говорить (тот же Сечин мигом отправит грузовики денег коммунистам с их криками про «общенародную собственность»).

Начавшийся экономический кризис — а растущая третий месяц подряд безработица и выход роста ВВП в ноль позволяет нам называть это состояние «экономическим кризисом» — не имеет вариантов решения в рамках имеющейся системы власти и имеющегося набора политических лидеров. Необходима внешняя сила, которая сможет, с одной стороны, свернуть шеи государственным нефтяным баронам, а с другой — в разы уменьшить государственный сектор в экономике и государственные расходы, отказавшись от коррумпированного дирижизма, в ходе которого большая часть средств прилипает к рукам распределяющих чиновников и аффилированных с ними лиц. Это очень непопулярные меры, которые сможет позволить себе только новый лидер, имеющий высокую легитимность и карт-бланш на проведение реформ. Причем смягчить понятную экономическую горечь можно было бы национальной сладостью, подсластив пилюлю решением перезревшего кавказского и среднеазиатского вопросов — на что действующее политическое руководство также неспособно.

Думаю, что российской оппозиции было бы разумно отказаться от упора на личностную критику Путина и обратить внимание на то, что Россия столкнулась с целым рядом системных вызовов экономического характера, не имеющих решения в действующей политической системе. Выстроенная в начале нулевых годов модель не предполагала 1) Зеленой революции 2) Сланцевой революции 3) Превращения крупнейшей экономики мира — США — из импортера в экспортера энергоресурсов 4) Активного развития Китаем энергоресурсов Африки 5) Жесткого курса на отказ от российских энергоресурсов в СНГ и Европе 6) Угрозы со стороны СПГ 7) Стагнации в ЕС, ведущей к снижению потребления энергоресурсов.

В постсоветской России власти очень любят эксплуатировать образ «крепкого хозяйственника», который не болтовней занимается, а хозяйство налаживает. Что ж, Владимир Владимирович, вот давайте без всякой политики сядем и поговорим о том, до чего вы довели российской хозяйство….


Комментарии

Ваше имя:
Комментарий:
Security Image
Введите код с картинки (с учетом регистра).
Чтобы обновить изображение, кликните на нем.