Путин и его Крым

Вообще, фильм "Крым. Путь на Родину" - это замечательное пособие, помогающее понять, как устроено наше многонациональное антифашистское начальстволюбивое россиянство. Разберем подробно некоторые моменты. С чего все начинается?
Нет, даже не так - с чего стоило бы начать?
Ну, например, найти тех беркутовцев, которые первыми, на свой страх и риск, перекрыли со смешным количеством оружия дороги на Перекопе.
Или, может быть, вообще показать лимоновцев, которые первыми, еще в прошлом веке, подняли флаг России над Севастополем.
Так или иначе, начать надо с того, что русские люди - что-то сделали. Сделали сами, рискуя, выйдя вперед в неочевидной ситуации.

Что мы видим вместо этого?
Мы видим Путина, который спасает Януковича.
Или, если угодно, Правильного Начальника, который выручает Начальника, Совершившего Ошибку.
Людей нет, люди - значения не имеют.
В центре событий - начальство.
При этом поведение Януковича показано с сочувствием, а вовсе не с брезгливым отвращением.
Ну а как же иначе-то - ведь начальник, даже вконец обгадившийся, все равно сакрален, и его задницу надо прикрывать.
И целых пятнадцать минут мы должны волноваться, глядя как мудрый Путин выручает гуманного Виктора Федоровича, не отдавшего приказ ("не могу его осуждать").
Итак, здесь мы видим первый принцип россиянства: начальство священно и неприкосновенно, историей движет только оно.
Идем дальше.

Вторая сцена - погром в Черкасской области. Все вроде бы "хорошо" - ну, в том смысле, что вот добро, а вот зло, и людей жалко и т.п.
Но есть интересный нюанс.
Майдановцы в этой сцене выступают как активное организованное начало - с битами, собаками, ружьями. Майдановцы доминируют. Они делают то, что хотят.
Русские же, в свою очередь, пассивны и несчастны. Их бьют, их ставят на колени, над ними издеваются, их убивают. Они жертвы. Они - объект.
И это не случайно.
Казалось бы, можно вспомнить другие эпизоды, где русские выглядели совсем иначе - например, когда в Керчи майдановского агитатора били, и били страшно. Когда в Севастополе народ не дал арестовать Чалого, и заставил горсовет признать его власть.
Но ведь тогда русские будут активными, опасными, злыми, способными на непредсказуемое действие. Нет, так нельзя.
Вот и второй принцип россиянства: народ - это пассивный объект, требующий заботы и решений начальства.
Идем дальше.

В фильме не только игнорируется понятие "Русская весна", но и вообще почти нет слова "русские". "Русских" случайно упоминает Путин в каком-то абстрактном контексте, но применительно к людям в Крыму это слово запрещено.
Никаких русских в Крыму нет. В Крыму живут крымчане. Антифашисты такие специальные.
При этом, разумеется, татарская тема дана очень подробно и щедро, и отдельно говорится, что Крым - дом 150 народов (буквально так).
Итак, третий принцип россиянства - русских не существует.
Идем дальше.

При том, что от весны 2014 года осталось огромное количество видеоматериалов, в том числе очень ярких, дающих живую картину происходящего, - их в фильме почти нет.
Зато огромное место занимают театральные постановки, где актеры изображают ополченцев, милиционеры демонстрируют приемы боя и т.п.
Так, знаменитый митинг в Севастополе 23 февраля, на который вышли десятки тысяч людей, показан буквально на несколько секунд, и сказано о тех севастопольских событиях "полслова" - но при этом долго, очень долго рассказывается о том, как постановочные декоративные ополченцы ждут на вокзале в Симферополе поезд с бандеровцами, на котором те - сюрприз! - не приезжают.
Вот и четвертый принцип россиянства: реальная история и политика, любое реальное дело, даже самое патриотическое, и даже то, что складывается самым выгодным для нас образом, - опасно и вредно точно так же, как если бы было устроено врагом, и должно быть заменено на театр, постановку, политтехнологию, шоу. Потому что только шоу - безопасно для начальства.
Идем дальше.

Почти все спикеры фильма - или чиновники, или милиционеры, или представители национальных меньшинств, или, в крайнем случае, дубоватые персонажи а ля газета "Правда" 1970-х, говорящие в основном про мир и дружбу народов.
Стрелкова, разумеется, никакого нет и не было, Чалый показан едва-едва, и показан как действующий начальник, а вовсе не как "человек в свитере", самым возмутительным образом отбирающий власть у проукраинского начальства.
Это принцип пятый: у русских не должно быть своих героев, и ни в коем случае - неожиданных, небюрократических героев.
Единственным героем может быть только царь, дирижирующий Россией с кремлевских небес. "Наше преимущество заключалось в том, что я занимался этим лично".
Идем дальше.

События в Крыму даны, конечно же, без всякого общерусского контекста - хотя на самом деле они неотделимы от Донецка, Харькова, Одессы.
Но задача авторов - максимально табуировать этот вопрос, представив Крым отдельным, исключительным случаем, а вовсе не характерным образцом, не символическим началом пересмотра распада СССР и исторической России.
Отсюда и треп про "сакральность", и внимание к разного рода туристическим красивостям в ущерб деятельности русских политических активистов.
И это шестой принцип россиянства: распад исторической России и СССР - окончательный, и пересмотру не подлежит, а если что-то в Крыму и произошло, то это особая, уникальная история, "так уж получилось".

Можно было бы разбирать фильм и дальше, "там еще много такого".
Но, думаю, все самое главное уже понятно.
И последнее.
Я почти уверен, что если кто-нибудь озаботится созданием русского патриотического фильма о возвращении Крыма - большого, серьезного, "с подготовкой", - то будет сделано все, чтобы не дать такому фильму осуществиться.
А если он все-таки будет снят, - его премьеру создатели могут встретить в тюрьме.

Комментарии

Ваше имя:
Комментарий:
Security Image
Введите код с картинки (с учетом регистра).
Чтобы обновить изображение, кликните на нем.