Еще одна ошибка Навального

Порассуждаем о «третьей ошибке Навального» в построении своей кампании. О ней говорить как об ошибке трудно; по сути, это как бы и не ошибка – это его естество, то, с чем он, собственно, и сделал себе имя в политике. Однако это будет лишь оправданием, а не исправлением. Законы политической борьбы суровы: если собственное естество мешает финальному успеху – надо было или отказаться от него, создать себя заново, или, во всяком случае, «сделать перезагрузку», переформатировать свои особенности в нечто, приемлемое для по-настоящему массового избирателя. О чем идет речь? Многие уже догадались: конечно, я имею в виду давнюю страсть Навального к «срыванию покровов» и «вываливанию комромата».

Безусловно, именно на этом Навальный и «поднялся», вышел из состояния мелкого партийного функционера и блогера в крупного политика. Безусловно, был соблазн «ехать на этом коне» и дальше – раз уж он, типа, так хорошо везет. Однако до того было накапливание капитала общественной известности; теперь же следовало переходить от «лайков» и «зафрендов» к реальным голосам избирателей – и для этого менять коней.

Дело в том, что опыт огромного количества выборных кампаний в России свидетельствует: специализация на компромате не имеет большого успеха у избирателей. «Правдорубов» охотно слушают, но голосуют за них с куда меньшей охотой. Доходит до того, что опытные политтехнологи вообще не дают своим клиентам озвучивать компромат (даже если он вполне правдив) лично; для этого даже идут на дополнительные расходы – фактически нанимают и регистрируют на тех же выборов специального «технического» кандидата, чья задача – как раз «жечь» избирателя глаголом, а также «мочить» (конкурентов) им же.

Почему так? Версий несколько, но на мой взгляд, основная в том, что избиратель «правдорубов» бессознательно боится. Обычным мирным обывателям, для которых сами по себе выборы – докучливое и не совсем понятное шоу, «правдорубы» кажутся какими-то чересчур конфликтными и агрессивными. А не надо забывать, что все-таки обычному обывателю (которых среди избирателей 90%) дороже всего собственная, пусть даже иллюзорная, безопасность. Конечно, он хотел бы, теоретически, жестокой кары для всевозможных коррупционеров, жуликов и воров – но лишь при условии, что его собственное благосостояние от этого никоим образом не пострадает.

И вот как раз правдорубы не дают обывателю такой уверенности. Наоборот – обыватель чувствует, что правдоруб полон какой-то злой энергии… и опасается, что канализировать эту энергию строго в направлении жуликов и воров, минуя мирных жителей, не удастся.

А самое главное даже не это. Наши российские обыватели в большинстве своем – женщины, и натура у среднего избирателя вполне женская, даже можно сказать – бабья. Избиратель по-бабьи уделяет особое внимание не тому, что говорит и что предлагает кандидат – а пытается понять, что он, кандидат, за человек. Хороший или плохой? Добрый или злой? Внимательный или бесчувственный?

И вот тут увлечение кандидата собиранием компромата может сыграть с ним злую шутку. «Баба» внутри каждого избирателя не разбирается, правда оно или нет; она лишь видит - «сердцем чует!» (с) – что поиск компромата есть поиск дурнопахнущей информации, поиск НЕГАТИВА. Она чует, что цель «негативщика» - причинить зло другому человеку, «окунуть его в помои».

(Сделаю отступление. Этот чисто бабий подход к смыслу и сути избирательной кампании, безусловно, чрезвычайно раздражает многих, в том числе и меня. Я тоже считаю, что сводить выборы к «выливанию грязи друг на друга», как это принято повсеместно в нашей изнасилованной совком стране – детсадовский снобизм, недоумие и пошлость. Безусловно, ОБЪЕКТИВНО выборная кампания есть предоставляемая гражданам уникальная возможность добраться до истины о мире, в котором они живут и о людях, которые ими управляют – и к истине, конечно, иной раз приходится добираться и по грязи, увы, тут тоже нет царских дорог… Но в данном случае мы говорим не о том, как «должно быть», а как есть; если мы хотим вести реальную кампанию и рассчитывать на реальный успех – нам надо работать с таким избирателем, каков он есть на самом деле).

Так вот, мы приходим к общему правилу, верному практически для всех избирательных кампаний в России: на чисто бессознательном уровне российский избиратель маркирует «правдоруба» и «компроматчика» как ЗЛОГО человека. Даже, заметим, в том случае, если избиратель с разоблачениями согласен и тех, кого разоблачают, тоже не любит. Это происходит непроизвольно.

А «злых» избиратель во власть пускать не хочет. Он ведь и так властей боится – так как в глубине души понимает, что полностью перед властями беззащитен и она может сделать с ним, что захочет.

(отсюда, кстати, следует, что и за шибко энергичного кандидата средний избиратель, скорее всего, не проголосует – в последний момент дрогнет рука. Причина та же: ведь властей избиратель боится, поэтому подсознательно хочет, чтобы власть по большей части спала и его не трогала. Этим и объясняется то, что на выборах в России очень часто побеждают толстые, вялые «хозяйственники», как бы всем своим видом обещающие, что они будут заниматься только очень УЗКИМИ вещами и то без лишнего усердия: с ними избирателю спокойнее)

Поэтому Навальному для того, чтобы рассчитывать не на «электоральный загончик» в 15-20%, а на победу, то есть на 50 и более процентов голосов, следовало бы

А) умерить свой пыл в разоблачениях хотя бы на время кампании

Б) срочно как-то показать избирателю свою доброту и даже где-то сентиментальность. Причем «пересолить» в этом можно было не опасаться – чем больше, тем лучше.

Технологам из штаба Навального надо было бы отдавать себе отчет, что ярлык «злого» и «бесчувственного» уже висит на их клиенте просто по определению – ввиду характера его предыдущей деятельности и базовых предрассудков российского (в том числе московского) электората. С ЭТИМ НАДО БЫЛО ЧТО-ТО ДЕЛАТЬ.

Что было сделано? Очень мало – почти ничего. Один из прямо напрашивающихся ходов – это, конечно, семья: семья очень «утепляет» образ любого кандидата. Красавица-жена? Отлично! Дети? Вообще супер!

Однако мы видим, что семья Навального в агитматериалах практически не задействована. Даже такой избитый, но действенный вариант пропагандистской листовки, как «интервью на кухне в окружении семьи о прошлом и будущем» - и тот не был реализован! Избиратель лишь что-то слышал про «квартирку в Марьино» - но он ее НЕ ВИДЕЛ! Он не видел Навального как «простого парня, который возится с малышом», а знает лишь «адвоката, на которого какие-то мутные дела по воровству и который копает компромат на дочек Собянина».

Атака именно на ДОЧЕК в этом контексте тоже выглядит очень и очень спорно; Россия – страна патриархальная, сам по себе «наезд» МУЖЧИНЫ на «дочек» (в слове уже слышится что-то маленькое и беззащитное, неважно, что реально «дочки» уже о-го-го, сибирская кость) – это нечто чересчур брутальное.

Причем одного освещения семьи, думается мне, было бы мало. Остро необходимо было бы «опредметить» еще какие-то ЧУВСТВА Навального, помимо негативных и понятных – то есть желания «прижать хвост» ворам и хапугам.

Придумывать «из головы» такие «утепляющие» вещи трудно – обычно они сами рождаются из долгого и подробного разговора «по душам» с кандидатом (на социологическом сленге такой разговор называется «глубинное интервью»). Но тогда за них можно было бы уцепиться и их ненавязчиво развить, ПОКАЗАТЬ избирателю, чтобы снять его подспудную тревогу – «а что за ЧЕЛОВЕКА я избираю?»

Помимо семьи для «утепления» образа используются, естественно, люди из окружения кандидата, его друзья, коллеги и подруги. С этим в кампании Навального, как мы видим, тоже полный швах: нам – в смысле широкому избирателю – не была представлена никакая «команда Навального», о его друзьях и соратниках мы тоже ничего не знаем, институт «доверенных лиц», хотя он и есть в законе, Навальный, похоже, вообще не использовал (может, я и ошибаюсь). Посвященные в «кухню» и активные пользователи интернета знают только про Каца и Волкова – однако и эти люди воспринимаются не как конфиденты, а скорее как подчиненные Навального. Что подтверждается отсутствием с их стороны каких-то человеческих, «безгалстучных» отзывов о Навальном – типа о том, какой Алексей хороший друг, как он «на себе нес Волкова 6 км, когда он на рыбалке ногу гвоздем проколол» или хотя бы чего-то в том же духе. Все отзывы, какие имеются, они опять же о том, какой Навальный эффективный менеджер и борец с коррупцией. Это НЕ ТО.

И вот какое у меня подозрение, друзья. Да, мы знаем, что Волков, начальник штаба у Навального – новичок в политтехнологиях и никогда кампаниями подобного масштаба не руководил. Однако неужели Волков НАСТОЛЬКО ТУПОЙ, что не догадался сделать вышеперечисленные элементарные вещи? И даже если Волков тупой – ну Кац-то точно не тупой! Как же так получилось, что эта часть кампании оказалась вообще тупо не выполненной?

На моей памяти так бывает только в одном случае: когда сам кандидат оказывает яростное противодействие всем добрым советам. То есть здесь мы имеем, скорее всего, не неопытность, а осознанный отказ «пускать чернь внутрь».

Я знавал таких кандидатов. И коль это так – меня это настораживает больше всего.

Комментарии

Ваше имя:
Комментарий:
Security Image
Введите код с картинки (с учетом регистра).
Чтобы обновить изображение, кликните на нем.