Барак Обама поставил на сланцевый газ

К 2020 году США станут чистым экспортером природного газа. Об этом заявил в минувшие выходные в Коста-Рике лично американский президент. Слова Обамы были восприняты как подтверждение поддержки будущего газового экспорта. Одновременно выходит ещё один доклад, утверждающий, что экспорт газа принесёт американской экономики исключительно выгоды. Напомним: несколько месяцев назад исследование по заказу американского Минэнерго уже пришло к тем же выводам. Наконец, во вторник, 7 мая, слушания по этим вопросам прошлив комиссии Конгресса – тоже во вполне позитивном для газового экспорта ключе.

Напомним, что пока разрешения на экспорт получены только для одного завода Sabine Pass (мощность 18 млн тонн в год, или около 25 млрд кубометров), но у регуляторов уже давно лежит стопка заявок, а суммарная мощность американских проектов по сжижению уже исчисляется сотнями миллиардов кубометров.

Сейчас США по-прежнему импортируют из Канады около 80 млрд кубометров трубопроводного газа, а также небольшие объемы СПГ. Кроме того, Соединенные Штаты уже экспортируют трубопроводный газ в Мексику, а на Аляске есть небольшой и очень старый завод по производству СПГ, который скоро закроют по возрасту. Но в результате США остаются чистым импортером газа: около 55 млрд кубометров за 2011 год.

Таким образом, нельзя исключать, что в ближайшее время еще несколько СПГ-проектов могут получить экспортные лицензии. Массированного экспорта не будет, но довести объем разрешений, скажем, до 60 млрд кубометров в год (в пересчёте на газообразное топливо) США вполне могут. Тогда как раз и выполнится «наказ» Обамы.

Шаг этот в свете остающейся неопределенности перспектив сланцевой добычи выглядит, мягко говоря, недальновидно. Но даже в рамках предположения о длительном успехе «сланца» ясно, что массовый экспорт увеличит внутренние цены на газ, в результате начавшаяся реиндустриализация США замедлится, если не остановится вовсе. Ну и вообще, для чего все эти проблемы с экологией? Чтобы потом снабжать таким с трудом доставшимся топливом весь мир?

Зачем это делается? Версий можно высказать несколько, и скорей всего, реальность является некой суперпозицией этих факторов.

Первая причина самая очевидная. Официальные и авторитетные исследования говорят, что экспорт газа позитивно отразится на экономике страны, и на это лицам, принимающим решения, приходится обращать внимание. Плюс рабочие места, снижение дефицита торгового баланса, то есть и выгоды, а они есть, почувствуются достаточно быстро. Проблемы же будут потом, но кого это интересует, когда поддержка экономике нужна сейчас.

Второе объяснение связано с борьбой в американском руководстве условных «транснационалов» и сторонников построения национального государства. Ясно, что газовый экспорт – решение в пользу первых.

Третий вариант связан с возможным геополитическим решением. Мы уже писали, что для США трудно определиться, какие мировые цены на газ им выгодней. Высокие цены помогают сдерживать рост Китая, но укрепляют позиции России, а также Ирана. И наоборот. В результате Штатам приходится соблюдать некий баланс между двумя подходами в зависимости от обстоятельств. В какой-то момент создалось впечатление, что США готовы играть в пользу дорогого газа на мировом рынке. Возможно, сейчас мы видим не разворот, но корректировку этой линии.

Так, 5 мая The Wall Street Journal в статье «Геополитические выгоды, возникающие в спорах о газовом экспорте» пишет: «Сторонники газового экспорта… утверждают, что экспорт части американского газа поддержал бы отношения Америки с союзниками в Европе и Азии, ослабив хватку основных производителей энергии, таких как Россия, а также помог бы изолировать Иран».

Но не важно, куда конкретно идет газ, главное, что он попадает на мировой рынок.  Фактически анонсируемый рост американского экспорта – это послание Китаю: мы не стремимся ограничивать ваш спрос на энергоресурсы, но даже выпускаем дополнительные порции газа на мировой рынок. Неудивительно, что это делается именно сейчас, когда Штатам нужно во что бы то не стало удержать Китай от стратегического союза с Россией, стержнем которого будут поставки энергоносителей.

Не удивлюсь, если в результате никакого расширенного экспорта не будет, а текущие заявления – блеф с описанной целью. Но разыгрывать «расширение газового экспорта» (заявок то – на 300 млрд кубометров) США могут еще достаточно долго.

Нельзя исключать, наконец, и вариант, что основной причиной расширения американского экспорта СПГ, если это всё-таки произойдет, окажется просто недальновидность, если не сказать глупость. Тем более что подобные вещи Штатам делать не впервой. «Газпром» часто упрекают в том, что он «проспал» сланцевую революцию – в том смысле, что монополия вовремя не отрефлексировала изменения мировых газовых потоков вследствие «сланцевой революции» в США. Но, строго говоря, каких-либо «лишних» инвестиций «Газпром» так и не сделал. (Под американский рынок готовилось Штокмановское месторождение, но проект по-прежнему заморожен). А вот проспала сланцевый бум в первую очередь сама американская индустрия, понастроившая множество регазификационных терминалов под будущий импорт газа, которые теперь простаивают. С учётом частично готовой инфраструктуры -- на их месте и хотят строить заводы по сжижению. Посмотрим, что в итоге будет с ними.

Комментарии

Ваше имя:
Комментарий:
Security Image
Введите код с картинки (с учетом регистра).
Чтобы обновить изображение, кликните на нем.