Папуа-Новая Гвинея - брат России

Папуа-Новая Гвинея является одной из самых криминогенных стран в мире. Столица Папуа Порт-Морсби лидирует в рейтинге самых наиболее криминальных городов мира. При этом в Папуа, управляемой английской королевой, построена суверенная демократия. К примеру, в стране есть правящая партия "Единая Папуа - Новая Гвинея".

Бывшая немецкая и английская колония, Папуа-Новая Гвинея (ПНГ) считается демократической страной, входящей в Британское содружество наций. Государством официально управляют английская королева Елизавета II и назначаемый ею по представлению парламента генерал-губернатор. Высшие чиновники страны награждаются английской королевой дворянскими титулами, а потому принадлежность к элите определяется таким показателем, как наличие приставки «сэр».

В стране существует множество партий – только в парламенте в те или иные годы, начиная с 1977 года, присутствовало 25 партий. Как и в России, в ПНГ существует партия «Единая Папуа – Новая Гвинея», и в заслугу высшим чиновникам последнего времени ставят то, что они уберегли страну от раскола (как и в России, от Папуасии в своё время хотела отделиться одна провинция – Бугенвиль, и в борьбе за единство страны власти укокошили 20 тысяч человек, в том числе с помощью «англоязычных наёмников» и австралийского спецназа).

Кроме того, в стране существуют такие партии, как Партия объединённых ресурсов, Партия сельского развития, Передовая партия и прочая экзотика.

Как и Россия, Папуа – сырьевая страна, 75 процентов ее экспорта составляют нефть, золото, лес, медная руда. «Федеральный центр» забирает себе 95 процентов сырьевых доходов, соответственно, на муниципальный уровень «спускается» только 5 процентов. Местные чиновники считают, что так сильнее укрепляется единство страны. Время от времени в джунглях появляются «сепаратисты», которые требуют справедливого распределения экспортных доходов. Тогда для подавления восстаний вызывается австралийский спецназ – армия Папуасии составляет всего 2 тысячи человек,и правительство считает, что дешевле прибегать время от времени к услугам наёмников, чем кормить на постоянной основе собственные вооружённые силы.

Из 6 миллионов населения 1,5 миллиона – безработные. Среди молодёжи до 30 лет безработица составляет 80 процентов. Для примера: из ежегодно появляющихся на рынке труда 80 тысяч молодых людей работу находят только 5 тысяч.

Существенную материальную помощь папуасам оказывает Австралия – она ежегодно безвозмездно выделяет 240 миллионов долларов, а это 25 процентов всего бюджета ПНГ. Австралийцы справедливо полагают, что лучше бесплатно кормить своих соседей, чем те поплыли бы к ним на лодках нелегальными мигрантами. Кроме этих денег, сердобольные австралийские гуманитарные организации каждый год привозят папуасам ещё примерно на 70 миллионов долларов еды, одежды сэконд-хэнд и утвари.

Главными задачами демократические правительство и парламент Папуа считают приватизацию и борьбу с мракобесием. Они верят, что и то, и другое цивилизует народ: приватизация родит предпринимательскую активность и, соответственно, уменьшит число людей, привыкших к «халяве»; ликвидация же гонений на колдунов выведет страну из Средневековья. Сельские суды в Папуа – они независимы и самостоятельны, и существуют как бы отдельно от судебной системы «городского образованного меньшинства», как это было в Российской Империи до революции – до сих пор приговаривают ежегодно к смерти за колдовство до 100 человек (для «цивилизованных папуасов» смертная казнь отменена с 1991 года). Нередко «народные казни» совершаются прямо перед полицейскими участками. К примеру, не так давно предполагаемую ведьму сожгли заживо после пыток прямо возле полицейского участка за то, что она откусила кончик языка мужчине, пытавшемуся её изнасиловать. В обязательном порядке проводятся «сельские суды» над ВИЧ-инфицированными – в Папуа-Новой Гвинее считается, что «нормальный» человек заразиться этим вирусом не может.

Сегодня Папуа-Новая Гвинея считается одной из самых криминогенных стран, а Порт-Морсби в рейтинге безопасных столиц мира занимает последнее – 197-е место. В обзоре по международной преступности, проведенным британским министерством внутренних дел, отмечается, что количество убийств в Порт-Морсби с населением в 250 тысяч человек в 3 раза больше чем в Москве, и в 23 раза больше, чем в Лондоне. В 2005 году американский журнал Foreign Policy определил пятерку городов – глобальных очагов преступности и криминала. Столица государства Папуа оказалась на «почётном» четвертом месте. По мнению журнала, очень трудно сказать, кто из жителей Порт-Морсби не является членом какой-нибудь криминальной группировки, а кто – не коррумпированным полицейским.

Как и в России, в Папуасии сложился особой воровской мир, называемый raskolism. Название «рэсколизм» произошло от слова «рэ´скол» (raskol), что на языке ток-писин (пиджин-инглиш) означает «бандит», хотя первоначальное значение слова было «вор». В английском эквиваленте (raskal) это слово имело шутливый оттенок, и применялось в основном в отношении «плохих школьных мальчиков». В отличие от России, феномен рэсколизма изучается даже не столько местными учёными, сколько зарубежными (в первую очередь английскими).

Так, в докладе Всемирной организации здравоохранения говорится, что молодёжные банды формируются там, где рухнул сложившийся социальный строй и отсутствуют альтернативные формы культурного поведения. Среди других факторов авторы доклада называют отсутствие возможностей для социальной или экономической мобильности в обществе, где агрессивно проповедуется потребительский стиль жизни; снижение эффективности работы правоохранительных органов; прекращение учебы в школе, а также низкая оплата неквалифицированного труда.

Эксперты из Оксфордского университета путем сложной калькуляции определили порог общественной деградации до уровня «гражданской войны». В основу подсчёта легло соотношение между количеством убийств и общей численностью населения. К странам, приближающимся к этому порогу, они отнесли и Папуа-Новую Гвинею. Вакуум власти в стране немедленно заполняется другими неформальными структурами, даже такими уродливыми, как рэскол-группировки. Как указывает оксфордский исследователь Кнауфт, рэскол-бригады во многом превосходят силы правопорядка и в контролируемых ими районах устанавливают свой «закон и порядок». При этом рэскол-банды пользуются симпатией и поддержкой со стороны значительной части населения. Многие видят в них «борцов за справедливость» против коррумпированных чиновников и жестокой полиции, против «кучки богатеев», разжившихся на народном добре. Да и сами участники рэскол-группировок постоянно позиционируют себя как отважных партизан, своеобразных «робингудов», обирающих богатых, дабы поделиться с бедными.

Австралийский фотограф Стивен Дюпон прожил среди Raskol несколько недель, пока они прониклись к нему доверием. В итоге он соорудил небольшую студию в притоне воров и сфотографировал несколько десятков членов этой банды – это Kips Kaboni, или «красные дьяволы», это одна из старейших банд Папуа – Новой Гвинеи.

Источник: Толкователь


Комментарии

Ваше имя:
Комментарий:
Security Image
Введите код с картинки (с учетом регистра).
Чтобы обновить изображение, кликните на нем.