Самодержавие, модернизация, народность

Пять лет назад, по данным опросов ВЦИОМ, более половины россиян считали свою страну лидером демократического развития на постсоветском пространстве. Сегодня настроение жителей самой большой державы мира заметно изменилось к худшему. К сожалению, в своем скепсисе россияне не одиноки.
Демократия, утвердившаяся было в абсолютном большинстве республик бывшего СССР, сегодня заметно сдала свои позиции. Причем, именно Россия сегодня лидирует среди прочих стран СНГ по части деградации демократических институтов


По традиции, наши сограждане вспоминают о своих конституционных правах и свободах только в дни жесточайших финансовых кризисов. Проявление интереса к свободе на фоне относительного благополучия справедливо расценивается властью, как признак надвигающегося политического катаклизма. Державные аналитики правы: недавний всплеск общественного недовольства, направленного, прежде всего, против высшего чиновничества и заведенных им порядков, свидетельствует о системном кризисе российской политической системы. Формально оставаясь демократией, страна приобретает черты непривлекательного авторитарно-бюрократического государства, заставляя вспомнить помпезные, жестокие и неэффективные режимы латиноамериканских диктаторов. Причем, считать такое сползание в привычное самодержавие сугубо российским явлением не приходится. Деградация демократических институтов сегодня происходит на всем пространстве бывшего Советского Союза, за исключением маленькой, но мудрой Литвы.

Финансовое бытие определяет политическое сознание

Облик самой демократической страны СНГ был России к лицу. Имидж страны, которая серьезно продвинулась в области демократических преобразований, поддерживался не только за счет невиданного по советским временам уровня личных свобод граждан и полной экономической вольности. Как заметил в одном из своих исследований политолог Сергей Маркедонов, Россия не только формально, но и фактически была единственной федеративной страной на всем постсоветском пространстве, причем российская элита, как огня, боялась реванша «красно-коричневых», а потому не ставила задачу сформировать этноцентричную модель власти. Отсюда, как пишет Маркедонов, и бытовавший в те времена взгляд на Россию как на «ворота в Европу». Причем, продвинутая демократия служила надежным оружием Кремля, предоставляя возможность оказывать большее влияние в Евразии, чем позволяла чахлая экономика.

К сожалению, продолжалось это недолго. К исходу девяностых Россия решила «встать с колен», воюя в Чечне и на фронтах внешней политики. Затем, постепенно, шаг за шагом, отменила заметную часть прав и свобод граждан, начав с нового порядка назначения глав регионов, и закончив практически полным запретом на мирные митинги оппозиции. Понятно, что в глазах мировой общественности с началом «суверенизации демократии» Россия приобрела образ сильно ужавшегося в размерах СССР. Причем, не только в области внешней политики. Последовательное и неторопливое «закручивание гаек» самым существенным образом изменило настроение народа. Люди, еще вчера бунтовавшие против засилья КПСС, с легкостью смирились с ликвидацией возможности избирать своих губернаторов, мэров и депутатов. Как отмечает глава аналитического отдела ВЦИОМ Леонтий Бызов, россияне, как и большинство их бывших соотечественников по СССР, воспринимают само понятие «демократия» несколько иначе, чем, например, в странах Западной Европы. У нас прижилась так называемая «нормативная» демократия. Формально, имеется парламент, многопартийность, независимость судов и разделение ветвей власти. Зато, после недавней законодательной «зачистки», практически отсутствуют низовые формы народовластия. Между тем, по мнению Леонтия Бызова, именно они, все эти мелкие партии, общественные движения, независимые СМИ и сельсоветы в конечном итоге определяют уровень вовлеченности простых избирателей в политический процесс. И, в конечном итоге, облик всего государства из таких пеноблоков .

Проще всего было бы объяснить такую трансформацию некой «извечной тоской россиян по сильной руке государя». Тем не менее, как показывает опыт развития других осколков бывшего СССР, национальный характер вряд ли сыграл решающую роль в деградации российской демократии. Гораздо более значимыми оказались экономические факторы. Большинство ныне правящих режимов в СНГ политологи относят к разряду «авторитарных клептократий». Причем, отличаются они друг от друга, по словам политолога Александра Храмчихина, только «разной степенью имитации демократических процедур». Зато у большинства постсоветских государств есть один общий признак, который, по большому счету, и определил их политическое развитие. Это, как пишет тот же Храмчихин, «чисто ресурсная ориентациея экономики», в результате которой «две трети стран СНГ живут за счет трубы». А именно, от экспорта энергоносителей, как Туркмения и Узбекистан, их транзита и переработки, как Украина, Белоруссия и Грузия, или того и другого сразу, подобно России и Казахстану. Причем, как ехидно отмечает политолог, «…кто не имеет трубы (Армения, Молдавия, Киргизия, Таджикистан), тот вообще не живет».


Третий Рим третьего мира

При всей своей неэффективности, такая система отличается гораздо большей живучестью, чем оставшийся в прошлом «социалистический лагерь». Надеяться на Запад им не приходится. «Холодная война», что бы не говорили пропагандисты правительственных изданий, давно закончилась. Теперь Россию бояться только сопредельные республики, главы которых имели неосторожность прогневить Кремль. Европа, вопреки официальным заявлениям, не имеет ни желания, ни ресурсов для проведения политики демократизации даже тех стран СНГ, которые граничат с ЕС. А значит, Россия, как и прочие государства Содружества, будут и дальше продвигаться по пути, который ведет к абсолютизации власти при ее полной безответственности. Пример такого развития сегодня можно найти в Латинской Америке, нефтегазовые и рудные государства которой отважно борются с «мировым империализмом», бесконечно свергают своих диктаторов и периодически «зачищают» при помощи военных частей кварталы криминализированной нищеты.

По мнению большинства экспертов, выбраться своими силами из ямы латиноамериканизаци «своими силами» постсоветским странам будет непросто. Да и на экономическом росте тоже можно будет поставить крест. В современном мире значение ресурсов непрерывно падает. Гораздо большую роль сегодня имеют современные технологи. Но, как отмечают политологи, пример Аргентины и Венесуэлы показывает, что авторитарная политико-экономическая система ведет к безнадежному отставанию от Запада по всем параметрам. А давний термин «голландская болезнь экономики» напоминает о том факте, что в условиях сырьевой экономики деградируют даже европейские страны. При этом положение усугубляет невозможность исправить экономическую модель путем легальной смены власти. А потому, рано или поздно такие страны ждет «расползание» из-за полной потери управляемости.

Конечно, подобного рода политический катаклизм вряд ли одномоментно разразится на всей территории СНГ. Скорее, нам следует ожидать серии кризисов, результат которых будет непредсказуем. Так, в Молдавии свертывание демократии обеспечило почву для победы умеренных националистов, в Белоруссии спровоцировало создание карикатурной копи Северной Кореи, а в Киргизии привело к полному хаосу. Как отмечают политологи, возможность внутренней эволюции «латиноамериканизированных» режимов невелика. Демократия, свободные выборы и независимая пресса помогают выпустить пар» народного бунта. А там, где нет возможности законно выразить свой протест, обычно случаются перевороты, меняющие правящую верхушку, но не затрагивающие суть политической системы. Как пишет Александр Храмчихин, «…если страна «запаяна наглухо», как это было в СССР, у людей практически нет возможности для самореализации, это неизбежно ведет к взрыву: вопрос только во времени». Но даже если у правящей верхушки хватает сил и воли не допустить бунта, страна лишается всяких шансов на прорыв. Такие державы пребывают в относительной стабильности, образуя так называемый «третий мир». К этой мировой периферии имеет все шансы примкнуть и Россия со своими союзниками по СНГ. Если, конечно, глава бывшей сверхдержавы своевременно не вспомнит, что любая «модернизация» с «инновациями» невозможна в отсутствии демократии.


Паша Велиев
Всероссийский Азербайджанский Конгресс , специально для "Конфузора"

Комментарии

Ваше имя:
Комментарий:
Security Image
Введите код с картинки (с учетом регистра).
Чтобы обновить изображение, кликните на нем.