Пиратам жить и процветать

Прошедшая и текущая недели отметились резким ростом интереса к пиратству. От трескотни политиков, аналитиков и разношерстного начальства лично у меня заложило уши. К микрофонам и камерам рвались, торопясь поделиться сокровенным, все или почти все - от генсека ООН до генпрокурора Чайки.

Громче обычно залаяли различные морские организации, вроде BIMCO, Intertanker, ICS и прочие. Ну и что они нам поведали? Чем поделились, как обнадежили? Ничем и никак. Пустые слова о все том же – усилить, расширить, пресечь, обратить внимание и сконцентрироваться. Военные не остались в стороне, руководство сил Евросоюза, прямо не говоря но очевидно, в ответ на критику, обиженно сказало, что они добились больших успехов. Отдадим им должное, говорить о том, что Аденский залив стал безопасным для судоходства, они не стали, постеснялись. Чтобы понять, о чем речь, о каких цифрах, даю выдержки из недавнего выступления или заявления А. Давыденко, главы Росморречфлота:

В период с ноября 2008 по октябрь 2009 года было обработано свыше 500 заявок, наши военные корабли сопроводили через залив 26 судов, принадлежащих РФ, а вместе с иностранными – 123. Ни одно торговое судно, следовавшее с российским эскортом, не подверглось нападению пиратов.

Аж 123! Тогда как в сутки заливом проходит – ну пусть 100-150 судов, хотя тот же Давыденко говорит о 250-ти. Прикиньте. За год боевого дежурства российские военные провели меньше судов, чем их проходит за день. Это не обвинение российским военным, совсем нет. Они действуют не хуже прочих. Это оценка эффективности военного патрулирования Аденского залива. Где-то весной международные военные силы в Аденском заливе были следующими: силы Евросоюза – 12 кораблей, НАТО 5, CTF под руководством США 4, россыпь национальных отдельно действующих кораблей России, Китая, Индии, Японии и т.д. 13. Итого 34.

Да, Аденский залив стал безопаснее. Да, пираты, промышляющие в его водах, сильно рискуют. Да, количество нападений и захватов в заливе резко сократилось. Успех ли это? Нет, назвать эффективным средством борьбы с мухами пальбу по ним из пистолета лично я не могу. Пиратов вытеснили из залива, причем далеко не полностью, в Индийский океан. Океан совершенно беззащитен. Никем не прикрыт, за исключением патрульных самолетов, базирующихся на Сейшелах. А шума и звона от борцов с пиратами между тем, уже куда больше, чем от самих пиратов.

Господа, давайте попробуем посмотреть на борьбу с пиратством с военной точки зрения. Или вернее, оценить ее военными терминами. Стратегическая задача – всем понятно, что полное искоренение сомалийского пиратства невозможно без уничтожения его базы, а его база, это целая страна. Пока в стране нет порядка, пиратство не исчезнет. Кто-то что-то говорит о радикальном решении этой задачи или нет? Никто ничего, кроме самых общих слов. Где планы, где хотя бы пожелания и предложения? От плана по поддержке на ладан дышащего правительства в Могадишу, до плана оккупации Сомали или ее прибрежной зоны? Их нет. Про них ничего не слышно. Это значит, стратегическая задача в обозримом будущем решаться никак не будет.

Тактическая задача – борьба с пиратством на море. Она даже не сформулирована, вот что забавно. Чего хотят военные, наступая друг другу на пятки в Аденском заливе? Какова конечная цель? Изничтожить пиратство в море? Она недостижима, да и не нужна. Во всяком случае, не нужна главному клиенту военных – гражданским морякам. Судоходству необходимо другое – безопасность прохождения опасными водами. Поясняю – между изничтожением пиратства в море и обеспечением безопасности судоходства огромная разница. Это разные задачи.

Чтобы обеспечить безопасность гражданских судов, нет никакой необходимости гоняться за подозрительными шлюпками и доу, расстреливать тайком все что шевелится, и испытывать на пиратах и подозреваемых в пиратстве различные новые виды оружия. Достаточно обеспечить охрану каждому следующему заливом судну – путем высадки на него вооруженного воинского подразделения или частной охраны, также вооруженной. Реализовать такой вид охраны куда проще и дешевле, чем шпиговать залив военными кораблями.

Трезвые голоса в судоходстве (но заметим, не в организациях, представляющих судоходство, вроде ранее мною уважаемых бимко, интертанко и прочих, уж не говоря про лавочку IMO) давно говорят о необходимости именно такого решения безопасности в заливе. Казалось бы – чего проще. Рассчитать, сколько надо судов-баз и воинского контингента на них, где их поставить, на каких условиях и как производить посадку военных на суда и высадку. Договориться между собой и запустить этот конвейер. Договориться должны, понятно, заинтересованные страны. Но хоть одна из этих стран хотя бы официально заявила о таком плане? Предложила его другим? Не слышал и не читал.

Решив столь кардинальным, эффективным методом, безопасность судоходства в Аденском заливе, высвободившиеся корабли можно перенаправить в Индийский океан, где посадить охрану на каждое судно куда более проблематично и дорого. И не будем забывать один из главных моментов – массированное присутствие военных в Аденском заливе, не решив до конца или хоть сколько-нибудь эффективно проблему безопасности, оказалось тупиковым вариантом действий. Военные просто не могут сейчас уйти из залива, ведь если они уйдут, Аденский залив мгновенно превратится в раскаленно-красную зону чрезвычайного риска. То есть мы видим, как из всех возможных вариантов тактической борьбы с пиратством на море избрали самый затратный и при этом наименее эффективный. Про это пишут и говорят аналитики, но не официальные лица. Официально все нормально, неофициально все плохо.

Полнейший бардак и в проводке судов с охраной на борту. Если на борту частная охрана, то все понятно. Заплати – и тебе в трюма дивизию посадят, были бы деньги. Но почему все чаще и все в больших размерах за проводку берут деньги и военные, хотел бы я знать? Они что, каперы, Иностранный легион, наемные вольные стрелки? Они государственные люди или самоокупающаяся конторка под вывеской ВМФ? Чем собственно, отличаются от пиратов бельгийские военные, про которых пишут, что они берут за разовую проводку аж 100 тысяч долларов?! Размерами побора? Да конечно, деньги военные берут только с «чужих», «своих» ведут бесплатно, но это делает коммерциализацию борьбы с пиратством разве что еще более омерзительной. Почему про эти поборы молчат официальные лица и страны, и упомянутые мною различные шарашкины конторы, т.н. «морские организации»? Почему не решат хотя бы этот вопрос?

Простой такой вопрос – на кого именно работает мировое судоходство, и имеют ли право военные различных задействованных стран облагать его поборами? Почему военные не берут денег за помощь гражданскому населению своей или чужой страны, куда они посланы, но не моргнув глазом, берут с судоходства? Судоходство это что, не часть человечества и жизненно необходимая часть мировой экономики? Инопланетяне? При этом страдают в первую очередь малый и средний судовладелец. Крупные судовладельцы могут договориться со своей страной и обеспечить приоритет охраны своих судов. Бесплатно. Это справедливо? Не думаю. Собственно говоря, я не думаю, что справедлива и платная частная охрана. Мировое сообщество в лице военных и частных охранных служб просто-напросто обложило судоходство новой данью.

И наконец, самый больной вопрос. Про него никто из официоза, чтоб ему, вообще не звука. Не издавал и не издает. Как помочь морякам в плену? Как обеспечить и гарантировать достойную компенсацию освобожденным из плена? Как помочь судовладельцу, если он не в состоянии собрать требуемую сумму? Как приструнить судовладельца, торгующегося за выкуп ценой здоровья и жизни вверившегося ему экипажа?

Где политики? Где ответственные страны? Где я не говорю ответы, где хотя бы вопросы? Где официальная озвучка этих очень острых, самых важных проблем, потому важных, что они касаются непосредственно людей, их жизни, здоровья и материального благополучия?

Ничего этого нет. Есть пустой надоевший хуже самих пиратов треск и звон от стран, организаций, отдельных личностей.

С такой борьбой с пиратством, жить ему и процветать. Жить и процветать и всем тем, кто на проблеме пиратства пасется, от аналитиков и военных до политиков и дипломатов. Растут деньги, которые делаются вокруг пиратства, растет и круг людей и организаций, прямо или косвенно заинтересованных в его дальнейшем существовании. Болезнь проще говоря, благодаря действиям врачей, перешла из формы приступов и обострений в форму хронически-острой.


Комментарии

Ваше имя:
Комментарий:
Security Image
Введите код с картинки (с учетом регистра).
Чтобы обновить изображение, кликните на нем.