БАРОНЫ СТАРЕЮТ

Эдуард Россель задумался о покое

19 августа председатель высшего совета партии «Единая Россия» Борис Грызлов как лидер партии, обладающей большинством в Законодательном собрании Свердловской области, назвал кандидатов на пост Губернатора региона, которые будут предложены на утверждение Президенту России. Это Виктор Кокшаров, председатель Правительства Свердловской области, Александр Мишарин, директор департамента промышленности и инфраструктуры Правительства РФ, и Эдуард Россель, действующий губернатор Свердловской области. В течение 20 дней Президент Дмитрий Медведев должен огласить свое решение – кого именно он порекомендует на окончательное утверждение депутатам Законодательного собрания Свердловской области. Главная интрига заключается в том, решится ли Кремль на смену одного из крупнейших региональных политиков России – Эдуарда Росселя?

Губернатор Свердловской области Эдуард Россель – один из долгожителей российской политики. Выходец из репрессированной семьи русских немцев, ночевавший под асфальтовыми котлами в своем беспризорном детстве, он стал воплощением политической элиты России 1990-х, «ельцинской когорты».

 

Родился Эдуард Россель 8 октября 1937 г. в селе Бор Горьковской области. Отец, столяр мебельной артели, и дед были расстреляны в 1938 году по приговору «тройки» по статье 58-6 «Шпионаж» и 58-11 «Всякого рода организационная деятельность, направленная к подготовке или совершению контрреволюционных преступлений». Спустя три года мать Эдуарда Росселя также была арестована и отправлена сначала в лагерь, а затем в ссылку в Коми. Четырехлетний Эдуард стал беспризорником: «Отчетливо помню 2 часа ночи 9 октября 1941 г., когда забирали маму. Она только и повторяла: «Эдик, не забудь, что твоя фамилия Россель. Запомни: Россель! Я тебя найду...» Колыбелью стали траншеи. Сколотилась сама собой стайка мне подобных. Промышляли везде и всюду». Лишь спустя 6 лет мать нашла его и забрала к себе на поселение в Коми. Стоит добавить, что до 11 лет мальчик говорил только на немецком языке, что тоже не повышало шансов на выживание маленького беспризорника в послевоенном СССР.

 

Наверно, эти шесть лет и превратили Эдуарда Росселя в целеустремленного, авторитарного лидера, ориентирующегося прежде всего на личные отношения. Вся карьера Росселя отмечена этими личными неформальными связями – начиная с товарищества с первым секретарем свердловского обкома КПСС Борисом Ельциным, который взял под опеку молодого, по-немецки исполнительного коллегу-строителя с «Тагилтяжстроя». Показательна для понимания психологии уральского лидера история губернаторских выборов 1995 года. Во время предвыборной кампании Эдуард Россель имел все шансы выиграть у действующего губернатора Алексея Страхова. Но внезапно в борьбу вступил лучший друг Росселя, председатель областного правительства Валерий Трушников. Россель долго и униженно добивался, чтобы тот снял свою кандидатуру в обмен на сохранение поста премьера. Трушников в конце концов согласился и – после победы Росселя был с треском изгнан. А недоуменным соратникам новоиспеченный губернатор популярно объяснил: «Он меня предал раз, предаст и другой».

 

Ради дружбы с бывшим директором «Уралвагонзавода» Малых, Россель испортил отношения и с новыми «госолигархами» Чемезовым и Якуниным, прибавив их к итак внушительному списку своих влиятельных недоброжелателей – Вексельбергу, Абрамовичу, Усманову, Махмудову. Наконец, привязанность к своему другу Николаю Диденко, бессменному, казалось бы, мэру Нижнего Тагила, в итоге может стоить Росселю губернаторского кресла. Именно сокрушительное поражение на выборах мэра Тагила осенью 2008 года близкого к Диденко тагильского банкира Алексея Чеканова, силой продавленного губернатором через «Единую Россию», нанесло особо наглядный урон позициям Росселя в кремлевской «вертикали власти». Буквально в течение пары месяцев Россель потерял контроль над областной «Единой Россией» - лояльный ему секретарь регионального отделения А. Левин был заменен на далекого от росселевской команды бывшего «афганца» В. Шептия. «Не можешь – не делай, делаешь - отвечай» - такова логика путинского менеджмента в отношении региональных баронов.

 

И как раз по части управленческой эффективности у федеральных властей все больше вопросов к Эдуарду Росселю. Личных отношений, подобных тем, что связывали Росселя с Ельциным, уральский лидер так и не смог завязать ни с кем из кремлевских топ-менеджеров 2000-х, а без близких личных связей губернатору придется платить «по гамбургскому счету». Кризисная ситуация в одном из крупнейших регионов России давно вызывает вопросы. Традиционно жесткая позиция Росселя по социальным вопросам (последним скандалом стало решение значительно сократить бюджет детских домов области на второе полугодие 2009 года), понятная в «лихие девяностые» и несущественная в «жирные нулевые» сегодня привела к назреванию в области ситуации социального взрыва. Индекс промышленного производства за январь-июль 2009 года составил 74,8% по отношению к аналогичному периоду прошлого года, индекс строительных работ – 68,2%. Между тем, индекс потребительских цен июля 2009 года по отношению к декабрю 2008 года достиг 108,3%, задолженность по зарплате превысила 121 млн. рублей, около 170 тысяч человек полностью или частично оказались без работы. Привыкший хорошо жить Екатеринбург, претендующий на статус «третьей столицы» России, сегодня переживает кризис гораздо субъективно острее, чем менее амбициозные соседи по Уралу – Пермь, Тюмень, Челябинск. Как следствие – в регионе падают рейтинги «Единой России», Росселя, Медведева. И хотя настроения населения вряд ли повлияют на решение Кремля, общий фон это создает. 

 

Немалую роль в решении относительно кандидатуры Росселя играют многочисленные скандалы, окружающие уральского губернатора. Многие еще не забыли ему неприглядные истории со строительством целого ряда престижных и очень затратных объектов – Храма-на-крови, монастырского комплекса в Верхотурье, резиденции губернатора и т.д. Темными пятнами на биографии Росселя в глазах Кремля остаются его сепаратистский проект «Уральской республики» в 1993 году, подозрения в связях с «ОПС «Уралмаш». Именно Россель назвал в свое время «Единую Россию» «партией мягких вагонов», имея в виду удаленность «единороссов» от простых россиян, и даже вступив в «ЕдРо», сделал все для создания в регионе собственной, только ему подконтрольной партийной организации.

 

Нет сомнений, что в глазах кремлевского руководства Россель – далеко не лучшая кандидатура на пост губернатора одного из главных доноров российского бюджета. Оба альтернативных претендента, Мишарин и Кокшаров, прекрасно отвечают уже сложившейся путинской практике направления «технических» губернаторов, не проявляющих политических амбиций и не обладающих столь яркой харизмой, как региональные бароны 90-х. Однако столь же очевидна и другая сторона возможной смены Росселя – за все социальные проблемы региона в таком случае ответственность придется нести Москве. Так или иначе, но Эдуард Россель сегодня обладает самым высоким из свердловских политиков рейтингом, сравнимым с уровнем поддержки уральцами самого популярного человека России Владимира Путина. Именно харизма, обаяние, в конце концов, привычность Росселя значительно смягчают негативные настроения населения.

 

Между тем, специфика Свердловской области заключается в том числе и в крайне высоком уровне социально-политической активности населения. В эпоху Перестройки Свердловск стал одним из центров демократического движения, благодаря не столько своему бывшему первому секретарю Борису Ельцину, сколько активной позиции городской интеллигенции и рабочих. В девяностые городские власти и общественность одними из первых в стране начали кампанию по возвращению исторических имен, превратив Свердловск в Екатеринбург. Город прославился своим рок-движением, культурным авангардом. Профсоюзные, экологические, пацифистские, либертарианские – все течения общественно-политической жизни России так или иначе представлены в свердловской политике. Интересно, что даже обычная в современной России практика судебного «исправления» «неправильного» голосования на Среднем Урале дала сбой – в августе коллегия свердловского облсуда отстранила от должности районного судью, которая по указке «сверху» отменила итоги выборов Главы Сысертского района.

 

Можно уверенно констатировать, что попытка Кремля влезть «грязными сапогами» в такой непростой регион обернется комплексом серьезных социально-политических конфликтов. Во-первых, без авторитета Росселя немедленно начнется передел сфер влияния в регионе, благо Свердловская область относится к числу немногих регионов с полицентричной структурой местных элит, между которыми в последние годы имел место шаткий пакт о ненападении. Учитывая богатые криминальные традиции Среднего Урала, дело может привести к образованию нового источника головной боли для Кремля, сравнимого с Кавказом. Во-вторых, неизбежное в преддверии второй волны кризиса обострение социально-экономической ситуации, умноженное на угрозу коммунальных катастроф в грядущем отопительном сезоне 2009-10 годов, может обернуться таким взрывом в промышленных моногородах Свердловской области, в которых проживает свыше миллиона человек, что пикалевская история покажется детским утренником. Вряд ли голодные и обозленные тагильские металлурги или первоуральские трубопрокатчики будут покорно замерзать в своих квартирах.

 

Впрочем, судя по источникам как в окружении Росселя, так и в руководстве «Единой России», вполне вероятен «срединный вариант» - джентльменское соглашение, по которому Росселю продляют полномочия до нормализации социально-экономической ситуации в регионе (то есть, на год-полтора), после чего он сам передает дела преемнику и уходит в почетную отставку. Это выгодно и Кремлю – уральский тяжеловес Россель вынужден демонстративно принять правила игры и занять подчиненное положение, и Росселю – памятуя притчу Ходжи Насреддина, за выторгованное время сдохнет «или шах или ишак».

 


Комментарии

Ваше имя:
Комментарий:
Security Image
Введите код с картинки (с учетом регистра).
Чтобы обновить изображение, кликните на нем.