Эпоха дешевой нефти

Рубль уверенно пробивает все перекрытия, как попавший отвесно в здание снаряд. 60 рублей за доллар, 75 рублей за евро, и судя по всему, еще все впереди. Центробанк стал, по сути, просто публикатором текущего курса, отстранившись от прямых обязанностей по его поддержанию и даже спасению. Естественно, власти и СМИ связывают ситуацию с положением на нефтяном рынке, на котором ситуация выглядит примерно такой же - нефть валится вниз хотя и не столь уверенно, но неуклонно.

Назван и виновник - Саудовская Аравия, которая отказалась от проведения каких-либо активных действий, и молча ждет развития ситуации. Об этом, кстати, сказал и иранский президент Роухани, намекая на сознательную политику своего врага, направленную на подрыв иранской экономики. Все большую популярность принимает точка зрения, что саудиты ведут крайне рискованную игру, пытаясь задавить низкими ценами рентабельность добычи сланцевых углеводородов в США, после чего все вернется к благословенным временам.

Накрученные вокруг сланцевого газа и нефти мифы не дают возможности адекватно оценивать логику такой точки зрения. Скорее всего, она все-таки неверна, и причины происходящего находятся в совершенно иной области.

Почему версия, связанная с войной с американцем сланцем, выглядит несостоятельной? На мой взгляд, у этого есть две причины - сугубо политическая и сугубо же экономическая.

Политическую я бы не рассматривал подробно, просто могу указать на то, что страна, хранящая свои сбережения в американских ценных бумагах и привязанная к доллару во всех своих расчетах, в принципе не способна добиться от США приемлемых для себя результатов борьбы с ними.

Экономическая причина, в общем, тоже понятна. Надежды на то, что сланцевая добыча рентабельна на уровне цен не ниже 70, 60 или 40 долларов, абсолютно беспочвенны. Однако чтобы понять это, нужно полностью отказаться от точки зрения продавца ресурсов и встать на точку зрения их потребителя.

В сущности, еще в апреле 13 года я говорил о сланцевом мифе в "Альпари", и с тех пор только укрепился в своей мысли: сланец - это надолго. Очень надолго.

Мечты Миллера о "сланцевом пузыре" и его "вот-вот" взрыве лопнули гораздо раньше самого "пузыря". Дело в том, что американская экономика не просто производит нефть, в том числе и сланцевую. Она ее перерабатывает, создавая добавленную стоимость, предохраняющую от потрясений, связанных с колебаниями цены на исходное сырье.

В качестве примера могу привести аналогию с производителями картофельных чипсов. Средняя цена чипсов такова, что их килограмм на оптовом рынке стоит приблизительно 230-250 рублей. При средней оптовой цене картофеля в 15 рублей (есть, естественно, и ниже) можно сказать, что разница в цене составляет 15 раз. Не героин, конечно - но впечатляет. Это и есть ответ, почему производителя чипсов не разорит цена на картофель ни в 30 рублей, ни в 5, особенно, если он сам и является производителем этого самого картофеля.

Он продает конечный продукт, и может компенсировать убытки, возникающие на разных участках производственного цикла. Примерно так же работает американская нефтяная отрасль, однако и здесь есть свои нюансы - компании, добывающие сланцевый газ и нефть, добывают попутные им виды сырья - газоконденсатные жидкости, продажа которых и обеспечивает маржу при том, что цены на сланцевый газ и сланцевую нефть могут формально находиться за чертой рентабельности.

Особенность американской нефтяной и газовой отрасли в том, что она сформировала через право собственности, обмениваясь и покупая-продавая пакеты акций, разветвленные производственные кооперативные связи, в которых участвуют и добытчики, и переработчики, и продавцы. Уже поэтому в принципе невозможно рассматривать только добычу сланцевых углеводородов, как некий отдельный вид бизнеса - она является лишь частью огромного конгломерата, производящего большой ассортимент конечной продукции с максимальной добавленной стоимостью.

Поэтому США без особых проблем могут позволить себе любые цены на нефть - они зависят от цен на конечные продукты переработки. В самых критических ситуациях они лишь перераспределят денежные потоки, субсидируя производство сырья, на чем их проблемы и завершатся.

Для стран с моноэкономикой, таких как Саудовская Аравия или Россия, подобные механизмы невозможны - мы можем лишь торговать сырьем, с переработкой у нас, как и все прежние годы, остается катастрофический пробел. Мы способны обеспечивать внутренние потребности - но на этом возможности исчерпываются. При этом и здесь имеется принципиальное отличие от тех же США - олигополия в розничном сегменте рынка в России создает все предпосылки для известной всем ситуации, когда при любом изменении цены на нефть - вверх или вниз - цена на бензин растет. Для США ситуация выглядит иначе - розничные бензоколонки в значительной мере предствалены малым бизнесом. Естественно, что есть и сетевые операторы, но розничный рынок демонополизирован и им гораздо сложнее манипулировать. При этом Штаты тоже прошли через этап жесткого засилья монополий, но решили проблему еще в 1911 году, принудительно разделив "Стандард Ойл" на "семь сестер", что "расшило" проблему монополизации рынка. При этом два осколка "Стандард Ойл" - "Экксон" и "Шеврон" остаются одними из крупнейших в мире.

Говоря иначе, предположить, что Америка не выдержит прессинга низких цен на нефть, нелепо - скорее, наоборот - она получит преимущество за счет того, что страны ОПЕК и независимые производители сами "сломаются" и примут решение о сокращении добычи. В этом случае США  к 2020 году при сохранении нынешних тенденций смогут начать экспорт почти 5 миллионов баррелей нефти в день, что составляет шестую часть сегодняшней добычи всего ОПЕК. Естественно, что в первую очередь именно США заинтересованы в "расчистке" рынка, и нынешняя ситуация если кому и выгодна, то в первую очередь им.

В таком случае Саудовская Аравия не только не "схлопнет" сланцевую добычу в США, а наоборот - сумеет решить ключевую для США задачу беспроблемного входа на рынок. При этом США - чуть ли не единственная страна в мире, которая не зависит критически от цены на нефть - она зарабатывает на продуктах ее переработки. Более того - нетрудно предположить, что США будут проводить свою политику создания цепочек добавленной стоимости в тех странах, куда они станут экспортировать свою нефть и газ. Страхуя себя от колебаний цены на нефть.

Не стоит, конечно, вешать всех собак на российских производителей, "прохлопавших" сланцевый бум и его перспективы. Даже американские професионалы признают, что недооценили эффект в несколько раз:

"...«Вначале, — говорит Папа, — я сделал несколько кабинетных прогнозов по поводу того, какой эффект это окажет на общее производство [нефти] в США. Я недооценил его в два-три раза по сравнению с тем, что реально произошло. Я никогда не представлял себе реального масштаба. Недооценил то, что может произойти, если мы станем успешными»..."

Папа - глава буровой компании, которая является одной из крупнейших на сланцевом рынке США, и его мнение выглядит более чем весомо.

Из сказанного можно сделать вывод. Эпоха высоких цен на нефть закончилась. Скорее всего, навсегда. Соответственно, закончилась и эпоха высоких цен на газ. Выиграют лишь те, кто успел создать перерабатывающие отрасли, способные за счет глубокой переработки как самого сырья, так и сопутствующих ему компонентов, компенсировать любые колебания цен на исходные ресурсы. Смогут выжить в такой ситуации те, кто успел осознать происходящее и намерен в авральном порядке создавать если не отрасли, то хотя бы сектора экономики, позволяющие жить в новых условиях.

Скорее всего, именно поэтому Саудовская Аравия, осознав проблему, не стала бороться за высокую цену ценой сдачи рынков, а будет пытаться сохранять именно долю на них - пусть это и приведет к пересмотру стратегии развития, основанной на сверхдоходах от продажи на сырую нефть.

Какую стратегию изберет Россия - сказать сложно. Пока мы продолжаем тянуть трубы и воевать за пути транспортировки сырья. На чем осмысленная часть деятельности заканчивается.

Комментарии

Ваше имя:
Комментарий:
Security Image
Введите код с картинки (с учетом регистра).
Чтобы обновить изображение, кликните на нем.