Экорэкетиры станут безработными?

Есть темы-липучки: напишешь один раз по случаю – а потом начинаешь замечать тему везде и всюду: в кино, в теленовостях, натыкаешься на нее в блогах. До июня прошлого года, пока экофашисты не учинили в воронежской области погром лагеря геологов, я как-то и не особо интересовался перспективами добычи никелевого сырья в Черноземье. Хотя в Воронеже несколько раз бывал и даже проехался однажды по вымирающим селам. Унылое зрелище. Собственно, в чем там вся заруба: УГМК выиграл тендер на право разработки месторождений и начал исследование запасов. По результатам геологоразведки будет сделано заключение о целесообразности или нецелесообразности добычи. Причем, поскольку запасы изначально являются небольшими, то даже речи о переработке руды на месте не шло. Предполагается лишь грузить породу в вагоны и везти ее на Урал для получения собственно никеля.

«Норникель» Потанина, проигравший конкурс своему конкуренту Махмудову, контролирующему УГМК, стал действовать по схеме «сам не ам, и другим не дам». Поскольку на рынке наблюдался некоторый переизбыток предложения  и цены на никель падали, Потанину совсем не хотелось, чтобы и на без того тесный рынок вышел еще один игрок. Только по этой причине в регионе появились бешеные экологи (преимущественно неместные), которые начали разнузданную пропаганду против разработки никеля, что будто бы превратит регион в радиоактивную пустыню.

Сейчас ситуация заметно изменилась. Во-первых, цены на никель сильно скакнули – с $13.500 в январе до $21.000 в мае. Максимально проседали цены в 2009 г., обрушившись с $33.500 до $7.000. Вызвано текущее подорожание решением правительства Индонезии, крупнейшего поставщика этого сырья, ограничить экспорт необработанной никелевой руды. Через три года экспорт никелевого концентрата из Индонезии будет полностью прекращен. Сделано это с целью стимулировать компании осуществлять переработку на месте и, соответственно, создать новые рабочие места и повысить доходы от экспорта готового продукта.

Скриншот 2014-05-19 12.03.48

Итак, цены на никель растут, и будут расти в перспективе ближайших лет. Капитализация «Норнкеля тоже возрастает, в этом году ожидается, что котировки его акций подскочат на 25%. Ко всему прочему Потанин вдруг сам начал муссировать вопрос западных санкций против своей компании. Топ-менеджеры корпорации вдруг наперебой заговорили о том, что они разрабатывают план по нейтрализации западных санкций, хотя Запад даже не заикался об этом. Такое впечатление, что Потанин уговаривает ЕС и США: ребята, ну введите против меня санкции, ну пожалуйста-а-а-а-а…  Желание олигарха понятно: просто спровоцировав разговоры об антиникелевых санкциях, он подстегнет рост цен на продукт и вызовет ажиотажный спрос на сырье. Впрочем, основными потребителями никеля являются Китай и Япония, которым плевать на западные санкции, так что сбыту «Норникеля» антироссийские санкции особо не угрожают. В США, например, идет лишь порядка 3% российского никеля, что совершенно некритично. В ЕС – больше, но спрос неуклонно сокращается, потоки перераспределяются, главным образом, в пользу Китая.

В такой ситуации вставлять палки в колеса УГМК «Норникелю» уже нет большой необходимости, поскольку в условиях роста мировых цен никакой угрозы разработка двух небольших месторождений в Воронежской области не представляет. Так что можно предположить, что финансирование экофашистов резко сократится. Экологическим рэкетирам в этой ситуации следует подумать о смене стратегии. Если раньше они получали деньги от Потанина за то, что гадили Махмудову, то теперь имеют реальный шанс перейти на содержание к последнему, который будет кидать им подачки за отсутствие проблем. Это, конечно, гроши по сравнению с тем, что им платили за силовые акции, так что не хватит даже на адвокатов, которые пытаются отмазать в суде погромщиков.

Ко всему прочему власти нищей и дотационной Воронежской области в свете последних мировых экономических тенденций становятся очень заинтересованы в том, чтобы получить на своей территории рентабельное сырьевое производство. Хоть псевдоэкологи и вопят, что главное богатство региона – жирные черноземы, действительность это опровергает. Расклад по зарплатам дает весьма красноречивую картину: если средняя по области зарплата составила в прошлом году порядка 22.000 руб., то труженики аграрного сектора получали в среднем лишь 79%  от среднеобластного уровня. Короче, агропром, дающий порядка 27% ВРП Воронежской области, на роль флагмана экономики никак не тянет.

Судя по всему, экономическая целесообразность разработки никелевых месторождений в Прихоперье в перспективе имеется. Правда, добыча может быть начата не ранее 2020 г., а к тому времени конъюнктура может измениться. Но пусть об этом болит голова у Махмудова, который инвестирует в проект собственные средства. Мне лично совершенно пофиг, если он пролетит. Остается рассмотреть вопрос о том, повредит ли это сельскому хозяйству и нанесет ли ущерб экологии. Но об этом в другой раз. Заодно расскажу, как добыча и переработка никеля происходит в странах с жестким экологическим законодательством, например, в Канаде. Там, почему-то, общественность обеспокоена как раз снижением уровня производства никеля и требует наращивать производство.

Однако в порядке разоблачения мифов все же замечу, что наибольший ущерб природе воронежского края нанесло как раз сельское хозяйство – в области почти полностью сведены леса, из-за чего сильно обмелели реки. Происходит сильная эрозия почв, разрастание оврагов. Интенсивное применение неорганических удобрений в современном сельхозпроизводстве привело к тому, что ежегодно в почву (а потом и в воду) попадает ацкое количество химикатов. Но экоборцуны об этом скромно помалкивают. А фигали, непроплачено.

Комментарии

Ваше имя:
Комментарий:
Security Image
Введите код с картинки (с учетом регистра).
Чтобы обновить изображение, кликните на нем.