БЕСПОЛЕЗНЫЕ ГЭС

Саяно-Шушенская ГЭС до катастрофы

Долгое время крупные гидроэлектростанции считались самым эффективным, самым безопасным и самым чистым способом производства электроэнергии. Катастрофа на Саяно-Шушенской ГЭС 17 августа 2009 года разбила основание этого представления, и заставляет пересмотреть отношение к гидроэнергетике. В том числе и вопрос об эффективности использования гидропотенциала рек и об экономической эффективности использования произведенной электроэнергии.

После катастрофы на Саяно-Шушенской ГЭС нам сейчас навязывается «гонка инвестиций» в крупные плотины, чтобы государство, банки, а также население через повышенные тарифы, заплатило побольше денег на новые амбициозные проекты.
Рассмотрение конкретных примеров показывает, что эффективность крупной гидроэнергетики была сильно преувеличена. Крупные ГЭС, несмотря на заявленные установленные мощности, далеко не всегда вырабатывают предусмотренное проектом количество электроэнергии.

Для примера разбора возьмем Красноярскую ГЭС. Итак, параметры. Мощность - 6 млн. кВт. установленной мощности. Среднегодовая выработка - 17,5 млрд. кВт*час (45% потребления электроэнергии Красноярского края). Высота плотины 114 метров, длина - 1100 метров, проектный уровень водохранилища - 245 метров. Водохранилище: длина - 388 километров, площадь - 2000 кв. километров, объем 73,3 кубокилометра воды, средняя глубина 36,6 метров.

 Только в работе ГЭС существуют многочисленные технические тонкости, связанные с водохранилищем. Плотина и водохранилище - это сложная система, и энергетики постоянно учитывают потребности судоходства, сплава леса, предотвращают возможность подтопления во время паводков, сокращают сброс зимой для образования ледового покрова. Расход воды регулируется на уровне Министерства природных ресурсов России, поскольку утверждение правил пользования водохранилищами отнесено к ведению государственных органов. Параметры сброса Красноярской ГЭС, в частности, определяются Бассейновым советом Енисейского бассейнового округа.

Это обстоятельство не позволяет энергетикам использовать станцию на полную мощь. Максимальный сброс Красноярской ГЭС составляет 22 тысячи куб.м./сек., тогда как средний сброс воды составляет 2,6 тысяч куб.м./сек, в паводок он вырастает до 5 тысяч куб.м./сек, а в зимний период составляет 2300 куб.м./сек. Максимальный сброс позволяет производить 420 млн. кВт*час, а средний - 49,2 млн. кВт*час. Другая сторона дела состоит в том, что сток Енисея неравномерен. Максимален он весной, в паводок, а минимален зимой. Кроме того, по какой-то причине водохранилище колеблется с периодичностью в четыре года: два годы высокой воды, два года низкой, в результате чего колебания водохранилища составляют 18 метров, от 241 до 223 метров уровня. Водохранилище не заполняется на два метра до проектного уровня, что соответствует примерно 4 кубокилометрам воды, а колебания в уровне приводят к потере около 37 кубокилометров, или 50% его объема.

 

 

Водосброс на Красноярской ГЭС 

Вот это и является причиной того, что станция с установленной мощностью в 6 млн. кВт не использовалась на полную мощь. Среднегодовая выработка Красноярской ГЭС в 17,5 млрд. кВт*ч грубо соответствует мощности в 2 млн. кВт, то есть 33% от номинальной мощности станции. В этой «весовой категории» ее догоняют крупные ГРЭС, например Березовская ГРЭС-1.

У крупной гидроэнергетики есть и другое измерение неэффективности. Если посмотреть на общее положение с освоением гидропотенциала бассейна Енисея, то мы увидим, что крупные ГЭС не позволяют его освоить в полном объеме. Общий экономический гидроэнергетический потенциал Енисея оценивается в 288 млрд. кВт*час, из которых 93,8 млрд. приходится на Ангару. Но если взять все ГЭС в бассейне реки, то выходит совсем другая картина. Действующий Ангарский каскад ГЭС имеет среднегодовую генерацию 48,4 млрд. кВт*час, Енисейский каскад - 45,6 млрд. кВт*час. Итого действующих ГЭС - 94 млрд. кВт*час. Использование гидропотенциала - 32,6%. Богучанская ГЭС поднимет уровень использования максимум до 38,5%.

По сравнению с валовым гидроэнергетическим потенциалом Енисейского бассейна, составляющим 588 млрд. кВт*час, нынешние ГЭС позволяют использовать только 15,9% его. Существующие методы не позволяют достичь не то, чтобы 80-90%-ного использования, но и даже 50%-ного. Если будут достроены все ГЭС Ангарского каскада, то мощность двух каскадов вырастет только на 12,3%.

Если же мы возьмем все проекты, которые составлялись для бассейна Енисея (включая Среднеенисейскую ГЭС, Эвенкийскую ГЭС, Игарскую ГЭС), то и тут мы увидим, что суммарная максимальная выработка составила бы 226,3 млрд. кВт*час, что составляет 78,5% экономического и 38,4% валового гидропотенциала бассейна Енисея. Вот это и есть потолок возможностей нынешней гидроэнергетики, ставящей на гигантские плотины. При этом надо понимать, что в самом подсчете экономического гидропотенциала сейчас кроется отбрасывание большей части энергии рек, которую "не возьмешь" крупной плотиной. Он составляет колоссальную величину. Но, к тому же, даже то, что в принципе "берется" крупными плотинами, все равно невозможно освоить.

Сейчас, конечно, становится очевидно, что ставка на крупные ГЭС оказалась ошибочной. Во-первых, они несут с собой неприемлемые экологические, социальные и экономические потери, которые совершенно не компенсируются ни генерацией, ни энергоемкой промышленностью. Во-вторых, освоение только чуть более 15% валового гидропотенциала Енисейского бассейна – это чудовищное расточительство. Неосвоенный гидропотенциал – 494 млрд. кВт*час – это 47% годовой генерации в масштабах России. В таких условиях нужно искать другие методы развития гидроэнергетики.

Немаловажен вопрос, на что именно расходуется электроэнергия, которая приобретается столь расточительным путем. Нам сейчас говорят: «Энергии не хватает!», оставляя за кадром вопрос, кому именно не хватает. Ответ достаточно прост – UC Rusal, чьи предприятия были главными потребителями энергии с гидроэлектростанций. «РусГидро» и UC Rusal намереваются использовать катастрофу для разжигания нездоровой инвестиционной гонки в условиях кризиса, чтобы получить как можно больше «дешевой генерации», и выплавить как можно больше алюминия из гвинейских бокситов для продажи на мировом рынке. Эти компании призывают ускорить достройку Богучанской ГЭС, вслед за чем последует достройка Тайшетского алюминиевого завода мощностью в 250 тыс. тонн и строительство алюминиевого завода в Кодинске, мощностью в 600-800 тыс. тонн в год. Больше энергии, больше алюминия, вот их лозунг.

В советские времена еще был резон поддерживать строительство новых ГЭС и алюминиевых заводов, поскольку алюминий шел на строительство баллистических ракет, самолетов, другой военной техники, на солдатские чашки и ложки. Но теперь, когда крупные компании почти все зарегистрированы в оффшорах (даже компания, владеющая Богучанской ГЭС – тоже оффшорная), эта стройка выливается лишь в набивание карманов руководства энергетических и металлургических компаний. У них получился отличный бизнес: вся прибыль – им, а все экологические, социальные и экономические издержки от крупных плотин и заводов несет местное население и местная власть.

Теперь есть все основания к отказу от такого «развития». Крупные ГЭС небезопасны, экологически неприемлемы, неэффективны с точки зрения освоения гидропотенциала рек, обогащают только немногочисленный круг владельцев. Такое положение никуда, кроме нищеты не ведет, это тупик. Гидроэнергетика должна пойти по другому пути развития.


Комментарии

Ваше имя:
Комментарий:
Security Image
Введите код с картинки (с учетом регистра).
Чтобы обновить изображение, кликните на нем.