Зачем Merrill Lynch крепкий рубль

У меня вопрос к Юлии Цепляевой, главному экономисту банка Merrill Lynch по России и СНГ, которая утверждает, что для восстановления экономики и кредитования нужен сильный рубль. Рубль укрепляется более полугода – с февраля. Курс доллара упал с 36 рублей до 29. Кредитование восстановилось?

Откуда тогда уверенность, что дальнейшее укрепление рубля выльется, в итоге, в восстановление кредитования? Почему банки не кредитуют?

А потому, что они четко понимают: курс рубля зависит от стоимости нефти. Каковая, как показывает прошлый год, может в любой момент упасть в разы за очень короткий срок. Тем более, что на дворе – кризис, и никаких фундаментальных причин для того, чтобы нефть оставалась дорогой, нет.

Значит, в любой момент может случиться новая девальвация. И если банк выдаст кредит в рублях, то он очень сильно потеряет против той ситуации, когда он просто бы оставался «в долларе». Банк выдаст валютный кредит – и в результате девальвации валютный эквивалент рублевой выручки предприятия-заемщика резко сократится, и заемщик не сможет отдать кредит.

Зато, если бы сейчас курс доллара (будем говорить о нем) был не 29, а 40 рублей за доллар, то банки бы девальвации не боялись – ибо она уже произошла и кредитование экономики восстановилось бы естественным путем, а не ублюдочным кредитованием госбанками из-под палки. Хуже того – банки понимают, что чем выше сейчас курс рубля, тем сильнее придется его девальвировать в случае падения цены на нефть. Значит, тем больше будут их потери в случае дальнейшего укрепления рубля. А значит, укрепление рубля – сырьевой валюты – в период мирового экономического кризиса лишь демотивирует банки в области кредитования экономики.

Более того, укрепление рубля вызовет серьезный прирост импорта, что отрицательно скажется на отечественном бизнесе. Кто будет брать кредиты? Кого кредитовать?

Зато для банка, в котором работает Юлия Цепляева, дальнейшее укрепление рубля – то, что надо. Ведь он, по сути, инвестиционный бутик. Он не кредитует. Он зарабатывает на движении капитала. А в случае укрепления рубля – как бы отрицательно оно ни сказалось на экономике страны – Россия получит новый мощный приток спекулятивного капитала, что есть пища для инвестиционного бутика. Кстати, именно экономисты Merrill Lynch в декабре прошлого утверждали ,что падение цены на нефть до 30 долларов за баррель скажется на российской экономике всего лишь снижением темпов роста ВВП до 3%.

Относительно того, что вызванный укреплением рубля приток на российский рынок спекулятивного капитала вызовет дальнейшее снижение курса доллара, что поможет российским банкам расплачиваться с валютным долгом, замечу следующее: девальвация 2008 – 2009 гг. была растянута во времени сугубо для того, чтобы дать банкам время и ликвидность для выправления сальдо валютных активов и пассивов. ЦБ влил банкам 3 триллиона рублей, на которые они купили у него же сто с лишним миллиардов долларов, необходимых им для выправления баланса. Так что все у них сейчас есть и подобного рода «помощь» им не нужна. А в ситуации, когда банки скинули купленную ранее валюту (под давлением укрепления рубля), – если стране понадобиться новая девальвация – и ЦБ встанет перед тем же вопросом выправления баланса активов и пассивов. И вместо одномоментного действа снова будет вынужден рубить кошке хвост по частям, растянув процесс на месяцы. На месяцы, в течение которых процесс кредитования снова умрет.

Меррилл зашел в Россию когда доллар стоил допустим 33 рубля. Сейчас он - допустим - готовится выходить. Рост курса рубля на ровном месте повысит прибыль Меррила при выходе с российского рынка. Это дополнительно к шкурным интересам Мерилла.


Комментарии

Ваше имя:
Комментарий:
Security Image
Введите код с картинки (с учетом регистра).
Чтобы обновить изображение, кликните на нем.