Жильцов – на свалку

Жилищный вопрос портит не только москвичей, что бы ни писали по этому поводу классики. Администрация одного из сибирских городов, например, решила снести несколько старых домов, а их жителей в буквальном смысле выгнать на улицу. Покопавшись в бумажках, чиновники заявили, что не обязаны переселять несчастных, и вообще – они якобы сами во всем виноваты. Доведенные до отчаяния люди вышли на митинг, обратились к журналистам и всеми силами пытаются добиться справедливости. Ведь если город сносит их дома – то нужно же им где-то жить? Или нет?

Пенсионерка и ветеран труда Надежда Каштанова, получившая ордер на квартиру в Новом Уренгое еще в 90-е и тогда же прописавшаяся в ней, по решению суда потеряла свое жилье. Согласно вынесенному на днях решению суда, женщина должна будет покинуть свою квартиру.

Заместитель главы администрации Нового Уренгоя Андрей Мартынов рассказал, почему мэрия судится с ветераном. "Надежда Каштанова вселилась в квартиру 15 марта 1994 года на основании ордера неустановленного образца, выданного предприятием "Транспортный строитель". Основанием для вселения, согласно Жилищному кодексу, являются документы, выданные органами местного самоуправления", - заявил Мартынов, признав, что за эти годы Жилищный кодекс дважды поменялся, а Каштанова, работая в городской и окружной больницах, не обращалась к своему работодателю для решения жилищного вопроса.

"Постановлением главы администрации города от 19 января 1995 года дом, в котором она жила, был признан аварийным и подлежащим сносу. Все законно жившие там люди расселены. В 2010 году мэрия начала готовить этот дом к сносу. В том же году муж Каштановой обратился в городской суд Нового Уренгоя с иском, в котором потребовал принудить администрацию заключить договор социального найма. В феврале 2010 года суд в иске отказал", - комментирует историю Мартынов.

Супруги обжаловали приговор в окружном суде. Вышестоящая инстанция в апреле того же года оставила решение своих новоуренгойских коллег без изменений. Пара пошла дальше, подав апелляцию в Верховный суд, которая, впрочем, ничего не изменила: определением суда от 23 марта 2011 № 70 – Ф 11 – 63 в рассмотрении жалобы отказано, сказал заместитель главы администрации. В связи с этим администрация подала иск о признании Надежды Каштановой не приобретшей право пользования квартирой и снятии с регистрационного учета. 11 ноября состоялся суд, который и принял решение о выселении.

"Чтобы не говорить о том, что мы за цифрами и фактами не видим людей, расскажу, что семье Каштановых предложили стать участниками программы, которую реализует фонд жилищного строительства округа по переселению людей, выходящих на пенсию, в более благоприятные климатические условия, а конкретно – в город Тюмень. Там построено три жилых микрорайона, в которых предусматривается выделение квартир лицам данной категории. Каштановой предложили написать заявление, вступить в данную программу и согласовать переезд в Тюмень. Она ответила письменным отказом, мотивируя свое решение тем, что ей нужна квартира в Новом Уренгое, а не в Тюмени", - резюмировал Андрей Мартынов.

Но представитель городских властей определенно недоговаривает. Квартиры в сносимых домах люди получали от предприятий, на которых работали, еще в девяностые годы, а то и в советские времена. После того как дома перешли в собственность города, администрация отказалась заключать договоры социального найма с людьми, которые прожили и проработали в Новом Уренгое по пятнадцать-двадцать лет, имели ордера на квартиру на руках и прописку в паспорте. Причем подобных семей в Новом Уренгое более 50. «Всем, кто пошел менять ордер на договор после 2008 года, отказывали и говорили: идите в суд и там отстаивайте свои права»,— рассказывает Жанна Белик. Но добиться положительного решения через суд у жителей этих домов не получилось: суд счел их ордера, полученные от предприятий, недействительными.

25 октября в городе прошел уже третий их митинг. По словам организатора митинга Жанны Белик, на этот раз на улицу люди вышли после того, как сотрудники полиции начали наносить визиты к тем из них, кто подписал коллективное обращение на имя президента Владимира Путина. Полицейские пытались брать с жильцов письменные объяснения в связи с обращением. Объяснять, по мнению местной жительницы Надежды Каштановой, нечего: «Сколько лет мы здесь прожили, и теперь зимой нас на улицу выкидывают. Мы планируем шествие до администрации города. Не поможет — устроим голодовку».

По словам местной жительницы Надежды Каштановой, обитатели домов, подлежащих сносу, - это в основном работники бюджетной сферы, которые не могут позволить себе купить квартиру или снять ее по рыночной цене. Несколько десятков семей, часть из которых многодетные, прожили в этих домах по пятнадцать-двадцать лет. «Я ветеран труда, мать троих детей, в этом доме прожила двадцать один год и проработала в больнице все это время. Имею ордер, прописку, стою во всех очередях на квартиру, а мне говорят, что я проживаю незаконно. Городская администрация делает меня бомжом на моей родине»,— рассказывает Надежда Каштанова. Ее сосед Сергей Гончаров, которого также планируют выселить, вместе с женой, дочкой и внучкой, живет в квартале СМП-700 в доме 47 с 1995 года. По этому адресу он прописан вместе со своей семьей и имеет ордер на квартиру, но уже пять лет не может заключить договор социального найма: «Я с 1996 года работаю в пожарной охране, но наша администрация говорит мне, что двадцать лет проработать на Севере, чтобы получить квартиру,— это еще не срок, люди и побольше работают».

Адвокаты уверенны, что требования жильцов обоснованы, так как право на проживание у них есть на основании хоть и не заключенного, но юридически закрепленного самим фактом прописки договора социального найма. К сожалению, подобная проблема очень распространена в России: несмотря на Жилищный кодекс, в регионах эти вопросы регулируют местные нормативные акты. «Местные власти пользуются непроработанностью жилищного законодательства, в котором очень много лазеек,— говорит адвокат. — Например, на федеральном уровне не урегулирован правовой статус жилья, которое было передано в городской фонд от предприятий. Поэтому на региональном уровне каждая власть решает этот вопрос по-своему». Решить вопрос через суд в таких случаях практически невозможно, поэтому юрист рекомендует выселенцам обращаться в прокуратуру или администрацию президента.

Комментарии

Ваше имя:
Комментарий:
Security Image
Введите код с картинки (с учетом регистра).
Чтобы обновить изображение, кликните на нем.