Выборы в Госдуму попали под цензуру

Ближайшие выборы в российский парламент, назначенные на 13 сентября 2016 года, не будут контролироваться системой видеонаблюдения и видеофиксации, а на избирательных участках больше не будет видеокамер. Проект стоимостью 13 млрд рублей или 433 млн долларов по-тихому закрыт. Судьба уникальной инновации никакого удивления не вызывает – вместо того, чтобы укреплять стабильность и рейтинг правильных кандидатов, онлайн-трансляция демонстрировала многочисленные нарушения и фальсификации. То есть бесцеремонно раскачивала лодку и даже, наверное, втихаря подрабатывала на иностранные посольства.

Региональные власти не предусмотрели средств для видеоконтроля на выборах 13 сентября на подавляющем большинстве территорий страны, сообщили в Центризбиркоме. «К сожалению, в этом году на этой статье расходов (видеорегистраторах и веб-камерах) решили сэкономить. Закон не предусматривает обязательного видеонаблюдения на выборах», — сказала член Центризбиркома Майя Гришина.

Стоит отметить, что первый и единственный раз федеральный бюджет оплатил установку систем видеоконтроля голосования на выборах президента России 2012 года, когда третий раз избирался Владимир Путин. Тогда на проект под названием «Веб-контроль» из
бюджета было выделено 13 млрд руб. Правительство назначило основным подрядчиком «Ростелеком» и выделило на установку 182 тысяч веб-камер и сопутствующей инфраструктуры 13 млрд руб., еще 7 млрд руб. вложила госкорпорация. Минкомсвязи обещало после выборов оставить камеры в школах для совершенствования процесса образования, ведомство даже провело конкурс на лучшие идеи по использованию камер, и школы снова победили. С тех пор о реализации этого проекта министерство больше не сообщало.

«Ростелеком» собрал камеры и прилагавшиеся к ним компьютеры, источники беспроводного питания и интернет-кабели и увез их на свои склады сразу после выборов. Там они и остаются, сообщал пресс-секретарь компании Андрей Поляков. «Для нас главное было создать инфраструктуру, провести кабели в труднодоступные места, чтобы при необходимости мы могли разворачивать эту систему. Сами веб-камеры — копеечный материал. Теперь регионам остается только заказать у нас услуги по разворачиванию этой системы», — пояснил он.

После 2012 года услуги по обеспечению видеоконтроля оплачивает тот регион или город, где проходят выборы. В прошлом году в единый день голосования видеонаблюдение велось только в четырех регионах из 84. Москва тогда потратила на видеоконтроль больше всех — около 500 млн руб.

Финансирование видеонаблюдения на выборах в Госдуму 2016 года, по словам Гришиной, будет зависеть от политической воли. В законе о выборах в Госдуму, принятом в прошлом году, допускается видеонаблюдение, но оно необязательно. «Когда принимался закон, в финансовом обосновании были заложены достаточные цифры, сейчас он финансируется немногим более чем на половину», — рассказала Гришина. По ее словам, сейчас в бюджете на выборы в Госдуму 2016 года Минфин не предусмотрел видеонаблюдения.

Почему регионы не горят желанием показывать выборы онлайн, хорошо понятно каждому. Слишком много тайн выплыло наружу, слишком много скандалов, порочащих «российскую демократию», разгорелось в СМИ. Одно из наиболее вопиющих нарушений, зафиксированных системами видеонаблюдения, произошло на участке в Дагестане. Там прямо перед камерами пачками запихивали заполненные бюллетени в урны. На участке объявили пересчет, а СК заявил о начале проверки. Чем она кончилась, неизвестно.

В том же году в Астраханской области одна из видеокамер зафиксировала женщину, прятавшую под кофтой «предметы, похожие на бюллетени»; на участке ее вовремя задержали. По итогам изучения видеоматериалов председатель ЦИК Владимир Чуров признал, что в Астрахани было допущено множество процедурных нарушений, но фальсификацией выборов он назвать происходящее так и не решился.

Более того, перейдя в атаку, Чуров заявил, что видеоролики о фальсификациях на выборах, буквально заполонившие Интернет после голосования, снимались в фальшивых избиркомах, организованных на квартирах (возможно, даже на съемных квартирах). Тогдашний президент Медведев, посмотрев большое количество видеороликов о нарушениях, тоже заявил, что не верит в доказательства нарушений!!!

Первые признаки того, что избирательный процесс в России стал слишком уж открытым, появились еще в 2011 году. Тогда избиркомы, словно сговорившись, принялись жаловаться на технические сложности и недостаток средств для организации видеотрансляции. Кроме того, намекали главы региональных избиркомов, у людей должно быть доверие к членам избирательных комиссий, а откуда ж ему взяться, когда все происходит под видеозапись?

С помощью камер наблюдателям удавалось фиксировать нарушения, поэтому польза от них была, резюмирует политолог Аркадий Любарев. Другое дело, что эффект от их применения был очень сильно снижен из-за ограничения доступа к отснятым материалам после выборов. Так что результат действительно не стоил тех больших денег, которые были вложены в камеры на президентских и последующих региональных выборах.

Комментарии

Ваше имя:
Комментарий:
Security Image
Введите код с картинки (с учетом регистра).
Чтобы обновить изображение, кликните на нем.