Собянин разрушил ларьки

Массовый снос торговых точек, предпринятый на днях мэром Москвы Сергеем Собяниным, произвел настоящий фурор. Ни война в Сирии, ни война в Донбассе не могут похвастаться таким накалом яростных комментариев в соцсетях – шквал проклятий буквально захлестнул столичное руководство. И похоже, что у этого собачьего концерта были свои дирижеры.

Чьи же интересы ущемил Собянин, устроив «ночь длинных ковшей»? Действительно ли очередной удар обрушился на наш многострадальный малый бизнес? Или целью атаки столичного руководства стала рыбка покрупнее? Давайте разбираться.

Массовая лоточная торговля возникла в столице в Москве еще в начале 1990-х годов, в условиях дефицита всего и вся. Торговцы занимали самые людные места: подземные переходы, выходы из станций метро и окрестности остановок общественного транспорта. Лужков, ставший мэром Москвы летом 1992 года, уличную торговлю всячески поддерживал, причем не секрет, что в друзьях у тогдашнего градоначальника ходили вполне определенные люди. Эта дружба, судя по всему, и довела его до позорной отставки.

Кому же достались в те уже далекие времена лакомые куски московской земли? Торговым центром на выходе из метро «Серпуховская», например, владеет компания «Антарис» во главе с выходцем из Абхазии Владимиром Бигвавой. В 1990-х годах эта компания построила немало павильонов в районе Замоскворечье.

Торговыми рядами вокруг станции «Улица 1905 года» владеет фирма «Союз-Сона», принадлежащая семье Варужана Бадаляна, члена совета Московской армянской общины. Они же владели павильонами на Баррикадной, Пресненском Валу, Малой и Большой Бронных, а также фабрикой по производству сухофруктов в шоколаде — все активы находились на территории одного района — Пресненского.

Торговые павильоны на «Баррикадной» и около нескольких других станций метро построили Юрий Кольцов с партнерами по ЗАО «Кадо и К» - Виктором Рышковым и Юрием Замориным. Помимо палаток у метро «Кадо и К» принадлежал оптовый рынок «Китеж» на площади перед Киевским вокзалом. В начале 2000-х Заморина и Рышкова застрелили в центре Москвы, а на месте их рынка построили торговый центр «Европейский», принадлежащий миллиардерам-девелоперам Зараху Илиеву и Году Нисанову. В чьих интересах застрелили Рышкова и Заморина – не уточняется.

Зато чрезвычайно успешны в уличной торговле оказались другие представители диаспоры горских евреев, подарившей Москве Нисанова и Илиева. В середине 2000-х годов торговые объекты начали строить семьи Захаряевых, Исаковых и Ашуровых. По подсчетам РБК, у них в управлении и собственности более 70 тыс. кв. м коммерческой недвижимости, среди которых есть торговые павильоны в разных районах Москвы. Часть этих объектов и отправилась под ковш 9 февраля.

Та же картина и в торговой недвижимости столичного метро. Компания «Диалмет» и аффилированные с ней фирмы, в общей сложности контролировавшие 1471,9 кв.м коммерческих площадей, связаны с Яковом Якубовым, тоже выходцем из диаспоры горских евреев. «Компанией Шевалье» (904,37 кв. м) владеет Бэла Нусуева, вдова Шевалье Нусуева (убит в 2005 году) - авторитетного спортсмена и партнера Алимжана Тохтахунова, больше известного как Тайванчик.

Еще одним крупным арендатором в метро были структуры авторитетного бизнесмена Шабтая Калмановича. Связанные с ним фирмы владели в подземке сетью кафе быстрого питания «Метробуфет» (30 точек), сетью из 47 фотокиосков и десятками аптечных пунктов. После убийства бизнесмена в 2009 году руководство метро расторгло контракт с «Метробуфетом», внезапно обнаружив многочисленные нарушения, но основную часть остального бизнеса удалось сохранить его партнерам: Эмиль Зеликов, например, владеет девятью аптечными киосками «ДЛН Фармэси».

И такая ситуация – практически во всей розничной и мелкооптовой торговле столичного региона. Попытались московские власти создать фермерские оптово-распределительные центры, чтобы снизить цены на овощи и фрукты. Один из них - Food city в Мамырях – открыла в 2014 году компания «Киевская площадь», принадлежащая Зараху Илиеву и Году Нисанову. Годом ранее открылся аналогичный, но в три раза меньший по размеру «Четыре сезона». И что же получилось?

Плодоовощной рынок по-прежнему мало напоминает цивилизованную сферу и полностью контролируется восточными диаспорами-перекупщиками. «В Москве пока нет альтернативы сбытовому каналу азербайджанских диаспор, никто в этот непредсказуемый бизнес не суется — слишком много вопросов, на которые нет ответов», — говорит Денис Соколов, агентство которого Cushman & Wakefield консультировало городские власти при адаптации подобного формата в Подмосковье.

Согласитесь, в свете этих данных снос самовольно построенных и коррупционно легализованных торговых площадей выглядит чуть-чуть по-другому. И если уж россиянам хочется жить по-европейски – честно, прозрачно, без взяток и криминальных разборок, то первый шаг к этому и лежит как раз в отказе от наследства 90-х с их разгулом преступности и тотальным коррумпированием чиновников.

Комментарии

Ваше имя:
Комментарий:
Security Image
Введите код с картинки (с учетом регистра).
Чтобы обновить изображение, кликните на нем.