Сергей Собянин всех обманул

После феерического низвержения Юрия Михайловича Лужкова из кресла столичного градоначальника, казалось бы, любой чиновник, пришедший на его место, просто обречен на успех и популярность. Коррупция и бездушие, ставшие фирменным стилем руководства Лужкова, уходили в прошлое под рукоплескания большинства горожан. Но что хорошего смог сделать Сергей Семенович Собянин за пять лет, проведенные им на мэрском посту? Да практически ничего! Активное дорожное строительство, развернутое новым московским мэром, не только не избавило город от пробок, но еще и усугубило ситуацию. Благоустройство городских территорий выразилось в укладке вместо асфальта тротуарной плитки… с последующей закаткой ее в асфальт. И даже расширение Москвы в область проведено настолько непродуманно и непрофессионально, что, как говорится, лучше бы и не брались.

Итак, пять лет назад, 21 октября 2010 года Московская городская дума официально утвердила Сергея Собянина в должности мэра Москвы. Уже через месяц в результате «глубокой ревизии бюджета» он троекратно увеличивает финансирование транспортной системы: вместо 60 млрд рублей решает потратить на нее 200 млрд. На что пошли средства – путь решают профессионалы из Счетной палаты, но уже в 2012 году пробки на дорогах Москвы стали на 66 % больше, после чего российская столица вышла на первое место в мире по длине пробок, а средний москвич стал проводить в них 127 часов в год, то есть более пяти дней.

Пытаясь скрыть эту подозрительную динамику, кто-то (не будем показывать пальцем) добился от сервиса «Яндекс.Пробки» занижения «балльности» пробок - теперь дородная ситуация, ранее оценивавшася в максимальные 10 баллов, получала всего 7 баллов. И тут – новая идея: выделенные полосы для общественного транспорта, которые попросту отняли у автомобилистов большую часть дороги. Теперь левый ряд занимали стоящие на поворот, правый пустовал, и на большинстве столичных дорог только одна полоса оставалась доступной автомобилям.

А платные парковки? Кроме многочисленных неудобств жителям центра и самим автолюбителям эта затея Собянина и министра транспорта. Бывшего эстонского бизнесмена Максима Ликсутова прославилась отличным выходом собранных с водителей средств… в кипрские офшоры. Вери гуд бизнес, как говорится.

Про метро и вспоминать не хочется – вместо того, чтобы развивать густоту подземной транспортной сети и насыщенность территорий Москвы станциями собянинцы решили ограничиться механическим удлинением веток. В результате, шутят метростроевцы, они скоро докопаются до Калининграда и Владивостока. Но центральные, пересадочные станции не рассчитаны на подобные объемы пассажирского трафика. Несколько аварий уже потрясли город, и дальнейшая перегрузка метрополитена лишь усугубит и без того тяжелую ситуацию.

Ну и конечно же нельзя забыть о знаменитой собянинской плитке, в первый же год правления нового градоначальника принявшейся устилать столичные улочки. Мотивация была самая похвальная – плитка и служит дольше, и выглядит по-европейски, и ремонтировать ее проще. Но вскоре выяснилось, что использованная в нашем конкретном случае плитка оказалась еще менее долговечной, нежели асфальт, и большую ее часть пришлось менять и переукладывать уже в первый же год эксплуатации. Москвичи ругались и распускали слухи о том, что плитку делает фирма жены Собянина. Дошло до того, что градоначальнику пришлось публично заявить, что его жена бизнесом не занимается.

Облажавшись с плиткой, собянинско-ликсутовская мэрия решила облагодетельствовать москвичей новыми бордюрами. Гранитными, как мавзолей вождя пролетариата. Дорого, нетехнологично и вообще спорно с точки зрения дизайна. Чиновники уклончиво объясняли – мол, для родных москвичей никаких денег не жалко, а неблагодарные москвичи снова поминали недобрым словом «благодетелей», зарывающих в землю миллиарды, одновременно сокращая количество школ и поликлиник, на которые денег якобы не хватает.

Впрочем, если бы творческий зуд мэрии ограничивался бы исключительно дорогами, то ситуация была бы не так плоха. Но ведь Собянин и компания продолжают начатое еще дорогим Юрием Михайловичем дело уничтожения исторических памятников. Что ни год Москва лишается то пары, а то и сразу десятка древних зданий, на месте которых тут же вырастают бездушные бетонно-стеклянные зиккураты.

В прошлом году общественное движение «Архнадзор» опубликовало «Черную книгу» – «мартиролог памятников культуры и объектов исторической среды XVII–XX веков, полностью или частично разрушенных с начала работы действующей администрации города». В книге более 90 адресов, и сами градозащитники признавались, что этот список не полон. В него вошел, например, уникальный образец архитектуры московского модерна -
дом Прошиных на Тверской улице - признанный «утратой десятилетия». День города в этом году ознаменовался новой потерей: ГК «Мортон», ставший одним из основных застройщиков Москвы именно при новом мэре, снес дореволюционный военный госпиталь Красного Креста в Лефортове.

Перечисление промахов и провалов команды нового мэра можно перечислять еще долго. Например, почему новые территории Москвы оказались не на юго-востоке, где в районе Жулебино и Люберец москвичи исторически расселялись в возводимых новостройках, а в неудобьях южного направления, с изюминкой гигантского аэродрома Внуково в самой середине? Почему экологическая ситуация в Москве с каждым годом все больше напоминает китайский Пекин, большую часть года закрытый серо-бурым облаком смога? Почему городские власти массово сокращают медиков и педагогов? Почему, в конце концов, затратив рекордные суммы на разгон облаков в День города, москвичам так и не удалось увидеть над собой чистое небо?

Вот и выходит, что Сергей Семенович с приведенными им в мэрию «новыми людьми» является сильным претендентом на звание «разочарования Москвы» или, например, «самого худшего сити-менеджера десятилетия». Впрочем, до десятилетия у него еще есть время, и вдруг за этот срок Собянин сможет на самом деле, а не в благопожеланиях переломить ситуацию?

Комментарии

Ваше имя:
Комментарий:
Security Image
Введите код с картинки (с учетом регистра).
Чтобы обновить изображение, кликните на нем.