Российский суд разрешил чиновникам убивать журналистов

Иркутский областной суд освободил от наказания бывшего заммэра города Тулун Геннадия Жигарева, убившего журналиста Александра Ходзинского. Этот вердикт можно рассматривать как официальную санкцию судебной власти, разрешающую чиновникам любого уровня безнаказанно убивать журналистов. Судей не остановили даже такие подробности, как то, что жертве на момент убийства исполнилось 74 года. Заммэра применил к престарелому журналисту газовый баллончик, а затем зарезал его, беспомощного, шестью ножевыми ударами. «Можно», - говорит оправдательное решение суда всем, кто пожелает повторить подвиг чиновника. Рассмотрев в апелляционном порядке уголовное дело в отношении бывшего заместителя мэра Тулуна Геннадия Жигарева, осужденного Тулунским городским судом за убийство местного журналиста, иркутский суд принял решение освободить экс-чиновника от наказания, которое и без того составляло смешные 1 год 10 месяцев. По мнению судей, смягчающим обстоятельством вины заммэра являлась "длительная психотравмирующая ситуация", которую вызвал у чиновника журналист своими критическими материалами.

С 2006 года убитый журналист боролся против постройки в центре Тулуна торгового комплекса "Созвездие", которым владеет жена бывшего чиновника Татьяна Жигарева. Ходзинский указывал, что здание возводится незаконно, перекрывает проезжую часть, а при его постройке используются железнодорожные шпалы, покрытые креозотом, который вреден для здоровья людей.

По жалобе журналиста в город прибыла комиссия. Но когда Ходзинский пришел на стройку, чтобы встретиться с чиновниками, Жигарева попыталась вытолкать его, а затем инициировала дело об избиении. Однако следствие доказало полную невиновность журналиста, и Жигарев решил расправиться с ним лично.

7 июля 2012 года Геннадий Жигарев, вооруженный ножом, газовым баллончиком и топором, явился на дачу к Ходзинскому и вступил с ним в ссору. Как показывает свидетельница Чеснокова, Александр Ходзинский предложил решить спор в суде, но Жигарев решил по-своему. Используя газовый баллончик, а потом и нож, он убил пожилого журналиста, нанеся ему шесть ножевых ранений. На момент совершения преступления Александру Ходзинскому было 74 года, а его убийце – 57 лет.

Убийцу задержали почти сразу, однако СКР проявил к нему снисхождение. "Погибший якобы боролся с нерадивыми чиновниками, - заявил сотрудник регионального управления СКР Владимир Саловаров. - В общем, скандальная личность была". В дальнейшем следствие и прокуратура объясняли убийство "противоправными" и "аморальными" действиями журналиста, заявляя о "тяжком оскорблении" Жигареву со стороны Ходзинского.

Симпатии правоохранительных органов к убийце вылились в приговор, как говорится, «легче легкого». За убийство Ходзинского Жигарев получил меньше двух лет ограничения свободы, причем адвокат чиновника Максим Орешкин вообще утверждает, что Жигарев действовал в соответствии необходимой обороны и должен был быть освобожден от уголовного наказания.

Именно так и поступил Иркутский суд, в котором слушалась апелляция потерпевших – родственников убитого журналиста. Приняв за верное, что Жигарев убивал Ходзинского в состоянии аффекта, суд заключил: "Поскольку убийство в состоянии аффекта является преступлением небольшой тяжести и срок давности по нему составляет два года, суд апелляционной инстанции частично изменил приговор, освободив Г. Жигарева от наказания в связи с истечением сроков давности по уголовному делу. В остальной части приговор оставлен без изменения".

Представители погибшего Ходзинского - Юрий Курин, руководитель аппарата Уполномоченного по правам человека в Иркутской области Владимир Ковалёв и адвокат Римма Суворова – уверены, что ни о каком аффекте речи идти не может. «Мы считаем, что ни состояния аффекта, ни тем более необходимой обороны у Жигарева не было. Более того, он совершил заранее обдуманное, подготовленное умышленное убийство и поэтому ему должно быть назначено гораздо более суровое, но справедливое наказание, - отметил Юрий Курин. - Кроме того, мы считаем, что Жигарев должен быть осужден не просто за умышленное убийство, а за убийство, связанное с профессиональной и общественной деятельностью Александра Ходзинского».

Региональный омбудсмен Валерий Лукин, с самого начала расследования взявший дело на личный контроль, написал Жигареву: "По моему мнению, совершенное вами убийство не было спонтанным. Я думаю, что вы искали встречи с Ходзинским в день убийства с целью любым способом заставить его замолчать".

Так что теперь, похоже, любой желающий чиновник может убить журналиста, прикрывшись состоянием аффекта или еще каким-нибудь судейским оборотом. Главное, чтобы набив руку на журналистах, чиновники не принялись за судей, не так ли?

Комментарии

Ваше имя:
Комментарий:
Security Image
Введите код с картинки (с учетом регистра).
Чтобы обновить изображение, кликните на нем.