Москве грозит участь Мехико

Большая Москва, создаваемая Медведевым и Собяниным, наверняка скоро достигнет численности одной из крупнейшей агломерации мира, Мехико-Сити – 20-21 миллионов человек.

Принцип устройства жизни в Мехико, вероятно, будет перенят и Москвой (таким же мегаполисом второго мира): плотные пригородные кварталы дешёвых домов; левая муниципальная власть как выразитель чаяний бедняков; теневой мелкий бизнес; демократизация.

Блог Толкователя уже писал о планах расширения границ Москвы. Мы также неоднократно писали о наступающем коллапсе Москвы вследствие жуткой перенаселённости города: «Согласно итогам последней переписи населения, в Москве – 11,5 миллионов человек. Хотя достоверность подсчета населения в России невысока, ее организаторы просто не могли не прибавить столице людей. Ведь сейчас в самом северном мегаполисе мира (если не считать еще российского Санкт-Петербурга) реально живет 12,5-13 миллионов человек, а его суточное население приближается к 15-17 миллионам (за счет маятниковой трудовой миграции из области). Вопрос в том, как долго России удастся еще содержать такой гигантский город в условиях примитивной экономики, дурного северного климата и «никакой» инфраструктуры. Плотность постоянного населения в российской столице, если исходить из официальных данных, превышает 10 600 человек на 1 квадратный километр. По этому показателю она, безусловно, уступает Дакке, Калькутте, Мумбаи, Дели и еще ряду азиатских мегаполисов, и находится на уровне Нью-Йорка. В Европе же Москва занимает по плотности первое место. Среднеевропейский уровень плотности в крупных городах составляет всего 3500-4000 человек».

Очевидно, что мэром столицы Собяниным и президентом Медведевым принят самой простой план, присущий почти всем мегаполисам стран второго и третьего мира: это расширение границ города. Ровно также в своё время произошло с индийским Бомбеем, бразильским Сан-Паулу, нигерийским Лагосом и египетским Каиром. Вместо того, чтобы развивать другие города и стимулировать равномерное расселение внутренних и внешних мигрантов по всей стране (как это, к примеру, происходит в Германии или США). Очевидно, в России нет ни денег, ни грамотных урбанологов (урбанистики как науки в РФ вовсе нет), ни платёжеспособного среднего класса и потенциальных высококвалифицированных рабочих мест, чтобы потянуть варианты развития, присущие первому миру. Наверняка, это связано и с неспособностью силовиков и охранки контролировать «вертикаль власти» и «стабильность» сразу в нескольких относительно современных российских городах.

Что же, примем как факт неизбежное растекание Москвы и продолжающийся приток в неё российских и иностранных переселенцев. И посмотрим, как прошёл этот путь, начавшийся лет на 20-30 ранее, ещё один мегаполис второго мира – мексиканский Мехико.

Кратко напомним, что Мексика примерно такая же аграрно-сырьевая страна, как Россия. Мексика живёт на экспорте нефти и газа, различных руд и продукции сельского хозяйства. Революции в обеих странах произошли примерно в одно и то же время. Примерно столько же времени у одного из правящих кланов была монополия на власть. И Мексика, и Россия чрезвычайно зависимы от экспортной конъюнктуры, а власть в обоих государствах фактически колониальная и зависимая от главных контрагентов (Мексика – от США, Россия – от Европы).

Относительно современная жизнь – имеется в виду худно-бедно функционирующие здравоохранение и образование, инфраструктура и постиндустриальные рабочие места – сосредоточена в Мексике, также как и в России, только в столице и ещё 1-2 крупных городах. И в Мехико, и в Москве, схожи по уровню валовые региональные продукты (ВРП): в столице Мексики он около 400 млрд. долларов, в Москве – примерно 300 млрд. Соответственно, и на душу населения ВРП примерно одинаковый, с учётом того, что реальное население Мехико примерно на 30-40% больше московского. Официально, население «центрального» Мехико – около 9 млн. человек, а Большого Мехико – официально 19,5 млн., неофициально – 21 млн. человек.

При этом плотность населения в Большом Мехико – почти в 6 раз меньше, чем в нынешней Москве: площадь мексиканского мегаполиса 7,8 тысяч кв. км – против 1,07 тыс. кв. км в нынешней Москве. Впрочем, даже расширенная собянинско-медведевская Москва всё равно останется тесным городом. Прибавиться должно всего 1,44 тыс. кв. км. Таким образом, плотность населения в Большом Мехико будет всё равное меньше, чем в Большой Москве – но уже примерно в 2-2,5 раза.

По планам, которые озвучил Собянин, на присоединённой территории должны поселиться ещё 2 млн. человек. Таким образом, общая официальная численность двух «Москв» составит около 13,5 млн. – на 6 млн. меньше, чем в Большом Мехико. Но неофициальную численность российской столицы можно ожидать на уровне 17-18 млн.

Свободные выборы мэра Мехико и законодательного собрания жители города получили только в 1997 году (москвичам ещё придётся побороться за это право). И с этого времени что на посту мэра, что в парламенте Мехико без перерывов правит левая Партия демократической революции (ПДР). Она была образована в 1989 году, и в неё вошел разномастный состав: мелкие ультра-коммунистические партии троцкистов и маоистов, рабочие и социалистические партии. Интересно, что оплотом социалистической идеологии в Мексике, представленной ПДР, наряду со столицей Мехико являются ещё и самые бедные провинции – типа партизанского штата Чьяпас, где борьбу с либерально-компрадорским федеральным центром ведёт легендарный субкоманданте Маркос. В целом же по Мексике ПДР на парламентских выборах набирает всего 17-20% голосов.

Кроме того, с 2000 года в Мехико проводятся выборы глав всех 16 районов города. В Москве же, напомним, префекты назначаются сверху без волеизъявления народа.

(Манифестация левых сил в Мехико)

Кстати, большим влиянием в Мехико-Сити пользуется ультрарадикальная Рабочая партия, исповедующая маоизм. Она имеет 8 мест в 66-местном парламенте города. 3 места в парламенте Мехико имеет и Партия Зелёных. Однако идеология этой партии кардинально отличается от воззрений зелёных в Европе. Так, мексиканская ПЗ выступает за введение смертной казни и считает главным виновником загрязнения окружающей среды капитализм в целом.

В России же, напомним, всё не так: столица Москва – это оплот либерально-компрадорских сил, а вовсе не коммунистических, как столица в Мексике. Однако, скорее всего Москве с нарастанием нищеты и безработицы тоже предстоит пройти мексиканский путь. Особенно, если право голоса в России люди станут иметь не по прописке, а по месту проживания (во всяком случае, когда предельно упростится процесс географической самоидентификации), а также право голоса получат натурализовавшиеся мигранты. Эта огромная масса нового пролетариата (а она в Москве в совокупности по самым скромным оценкам составляет не менее 3-4 млн. человек, или около 40% всех избирателей) неизбежно вызовет появление новой социалистической силы, способной представлять их интересы в пику праволиберальной значительной массе москвичей – рантье, чиновников и бизнесменов.

Однако ПДР – не чета российским левым, оставшимся идеологически и ментально в первой половине ХХ века. Так, ПДР в Мехико провела не только социальные эксперименты, но и узаконила эвтаназию и однополые браки. Также ПДР добилась права женщин на аборт – Мехико является единственным местом в Мексике, где узаконено прерывание беременности.

В 1900 году население Мехико составляло всего 500 тысяч человек, спустя 100 лет оно выросло в 40 раз. Город стоит на мягких осадочных породах (кстати, как и Москва), и масштабное строительство, а также бесконтрольное использование подземных водных источников привели к просадке города на 9 метров. В сезон дождей город затапливается, а в жару он покрыт слоем смога. Не стоит надеяться, что и Москва лет через 15-20 сможет избежать этих проблем (провалы грунта в российской столице случаются всё чаще, а дым от пожаров летом-2010 вообще стал бедствием похлеще мексиканского смога).

Впрочем, в отличие от Москвы, социалисты в Мехико уже взялись за улучшение экологии города. Среди главных мер – переход машин на стандарт Евро-3, улучшение качества бензина, сокращение трафика. Кроме того, грузовики в городе ездят только на сжиженном газе. Это привело к тому, что за 10 лет содержание соединений свинца в атмосфере упало на 95%, окиси углерода на 74%, а соединений серы на 86%.

Ещё один путь разгрузки города – расширение сети метрополитена и его доступности. Метро перевозит ежедневно 4-5 млн. человек в день (в 2 раза меньше, чем в Москве). Но по количеству станций метро в Мехико почти догнало Москву 175 против 182, а через 2 года в мексиканской столице их будет уже 195. Кроме того, власти города сознательно установили низкие цены на проезд в метро Мехико – билет стоит всего 3 песо, это примерно 25 американских центов, или около 7 рублей.

(Рост территории Мехико за последнее столетие)

Мехико, как и Москва, – город контрастов. Однако Индекс развития человеческого потенциала соответствует показателям Южной Кореи. В отличие от Москвы, в Мехико власти стараются создавать рабочие места в сфере услуг и вообще развивать постиндустриальную экономику. Один только пример: в 2010 году столица Мексики приняла 20 млн. туристов (Москва – менее 3 млн.), в туризме занято около 900 тысяч человек.

Кроме того в городе постоянно проживают около 1,5 млн. иностранцев из развитых стран, что тоже приносит городской казне существенный доход (иностранцы тратят в городе до 10-12 млрд. долларов в год). Так, только община граждан США составляет 600 тысяч человек (самая большая община за пределами США), а аргентинцев – около 250 тысяч.

А на этой диаграмме видно, что доля жителей Мехико с годовым доходом ниже 10.000 долларов составляет всего 4,8%. Заметим, количество малоимущих в Москве – около 11%, т.е. в 2,5 раза больше, чем в Мехико. Ну и вообще эта диаграмма показывает, что к среднему классу в этой стране относится в разы больше населения, чем у нас.

При этом реальный доход в Мехико может быть и в 1,5-2 раза выше, поскольку около 40% экономики находится в тени, особенно в новых районах города, где ещё не налажен контроль властей.

Количество преступлений и в Мехико, и в Москве схоже – примерно по 180 тысяч в год. Однако число полицейских на душу населения в Мехико почти в 2 раза меньше (90 тысяч сотрудников против 100 тысяч в Москве).

Как и теперь Москва, Мехико разрастается вширь. На новых территориях строятся односемейные дома, целые кварталы таких жилищ. Жилищная программа в городе в целом срисована с чилийской для малоимущих, о которой уже писал Блог Толкователя.

Но, в отличие от Чили, людям не приходится ничего достраивать самим – как правило, это стандартные домики площадью 50 кв. м на двоих человек, 65 кв. м на троих и 80 кв. м на четверых. Около 40% всего вводимого жилья предоставляется бесплатно для малоимущих, ещё за 30% новостроек люди доплачивают лишь часть стоимости, около 300 долларов за 1 кв. м. В среднем же метр такого жилья обходится в 800 долларов.

Как уже говорилось выше, в этих новых кварталах одноэтажных домов велика концентрация теневой экономики. Однако это не перепродажи или спекуляции, как в Москве, а обычно надомный труд. Безработные или малообеспеченные шьют одежду, мастерят сувениры для туристов или устраивают гончарную мастерскую.

Что из себя представляют новые кварталы в Большом Мехико, показывают снимки фотографа Алехандро Кортахены:

Вероятно, через 15-20 лет окраины Большой Москвы будут выглядеть также. Правда, если только режим в городе не сменится с либерального на левый. Иначе подмосковные пустоши, как прежде, будут застроены панельными трущобами высотой в 16-25 этажей.

Источник: блог Толкователя


Комментарии

Ваше имя:
Комментарий:
Security Image
Введите код с картинки (с учетом регистра).
Чтобы обновить изображение, кликните на нем.