ВЭБ: попытка перезагрузки

Президент РФ Владимир Путин освободил Владимира Дмитриева от должности председателя Внешэкономбанка. Другим указом Владимир Путин назначил руководить ВЭБом Сергея Горькова.

Разговоры об отставке Дмитриева шли давно. Уже 1,5 месяца назад появилась окончательная уверенность: руководство ВЭБа должно обновиться, рассказывают сотрудники госкорпорации. ВЭБ превратился, по словам собеседников «Ведомостей», в черную дыру, которая постоянно тянет бюджетные деньги.

В этом году ему решено выделить еще 300 млрд рублей из ФНБ и 27,5 млрд рублей из прибыли ЦБ для повышения достаточности капитала. Весь ноябрь чиновники обсуждали, как спасти ВЭБ от дефолта по внешним долгам, погашение которых в общей сложности может потребовать 1,5 трлн руб.

Чиновники признают, что еще при создании госкорпорации правительство допустило концептуальную ошибку – не разграничило нерыночные активы и активы, «более или менее работающие». Так что сейчас трудно понять, где в бедах ВЭБ вина Дмитриева, а где – правительства.

ВЭБ создавался как банк развития – уже тогда все консультанты предупреждали чиновников: нельзя мешать в один котел рыночные и политические активы, вспоминает один из консультантов.

С кризисом 2008 года концепция поменялась: ВЭБ превратился в канал для раздачи денег Фонда национального благосостояния.
354 млрд руб. из средств ФНБ, выделенных на депозиты ВЭБа, перекочевали в 2008–2009 гг. в российские банки в виде субординированных кредитов, которые были пролонгированы в прошлом году. Еще 175 млрд руб. из ФНБ пошло на поддержку фондового рынка. Расчет был такой: экономика пойдет на поправку, качество активов улучшится и ВЭБ справится.

Не справился. ВЭБ все больше дрейфовал от функции развития к функции спасения, а дальше не успели опомниться, как из спасителя ВЭБ превратился в объект спасения.

Кредитный портфель ВЭБа на 1 января 2015 года составлял 1,36 трлн руб., среди самых проблемных долгов – украинские и кредиты на олимпийские стройки. По проблемным кредитам ВЭБ сформировал резервы, но по Сочи и по Украине нужно зарезервировать еще примерно 400 млрд руб., оценивает Fitch Ratings; возможно, потребуются и дополнительные резервы.

Теперь правительство хочет частично «разобрать» госкорпорацию. Один из вариантов – Росимущество забирает плохие активы банка, а Минфин платит за его долг, меняя евробонды ВЭБа на свои бумаги, утверждают Ведомости.

Но тут есть проблема. Договориться с инвесторами будет сложно, предупредил ВЭБ: они могут классифицировать обмен евробондов как технический дефолт. Даже если условия не ухудшатся и у рейтингового агентства не будет оснований говорить о дефолте, такие основания могут возникнуть у отдельных инвестфондов – определение дефолта у каждого свое, объясняет Виктор Никольский из S&P.

Сам Дмитриев уходить не рвался, считая, что банк пострадал от поступившего сверху директивного требования покупать нерыночные активы. Его защищал председатель совета директоров «МДМ банка» и бывший замминистра финансов Олег Вьюгин. Когда в начале 2000-х гг. Дмитриев работал в Минфине заместителем директора департамента по привлечению инвестиций, Вьюгин был его начальником. «Он – как солдат: исполняет то, что ему поручено; навряд ли в этой истории много его личной вины», - утверждает Вьюгин, хотя и признает, что как менеджер Дмитриев должен был предупредить акционера о последствиях принимаемых решений.

На проблемы с активами наложились и проблемы с привлечением средств. Несколько лет ВЭБ активно привлекал валюту через евробонды, но после санкций США и ЕС это стало невозможно. Вдобавок девальвация вдвое увеличила валютную задолженность ВЭБа. Сейчас на рынке восемь выпусков его евробондов в долларах, два в евро, один в швейцарских франках. Долговую политику банка до 2014 года курировал зампред ВЭБа Александр Иванов, сын руководителя администрации президента Сергея Иванова.

По поводу долговой политики мнения экспертов неоднозначны. Все банки до кризиса активно выходили на рынок, ставки, особенно для квазисуверенных заемщиков, были привлекательными – без санкций ВЭБ справился бы, уверен Вьюгин. Риски реализовались бы – просто позже, возражает консультант ВЭБа.

Среди наиболее вероятных кандидатур на пост главы Внешэкономбанка называли Петра Фрадкова, одного из трех первых замов председателя правления госкорпорации (гендиректор Российского экспортного центра, ранее ЭКСАРа). «У него есть сила и авторитет благодаря статусу отца (Михаил Фрадков – бывший премьер-министр, а ныне директор Службы внешней разведки), чтобы нести этот чемодан без ручки», - говорит сотрудник ВЭБа. Собеседники «Ведомостей» в качестве возможных кандидатов упоминали также первого зампреда ВЭБа Михаила Полубояринова и бывшего замминистра экономического развития Кирилла Андросова.

Имя Горькова, который до этого до работал вице-президентом Сбербанка и отвечал за международные операции, не называлось.

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков уже прокомментировал это назначение. Он назвал поспешными вопросы о реформировании ВЭБ после прихода туда Сергея Горькова.

«Давайте чуть-чуть наберемся терпения, давайте дадим Горькову возможность войти в курс дела, и через какой-то период уже можно будет интересоваться какими-то планами», — передает Газета слова Пескова.

Комментарии

Ваше имя:
Комментарий:
Security Image
Введите код с картинки (с учетом регистра).
Чтобы обновить изображение, кликните на нем.